МЕДИЦИНСКАЯ БИОТЕХНОЛОГИЯ - ЭТО СПЕЦИАЛЬНОСТЬ ЗАВТРАШНЕГО ДНЯ

25.09.2008

Медицинская газета, № 39 — 26 мая 2004 г.

Ведущие ученые в этой области обсудили проблему подготовки кадров, собравшись в редакции «МГ»

Биотехнология — это именно та дисциплина, которая, как физика в середине прошлого века, определяет сегодня научно-технический прогресс. Во всем мире на рубеже веков она бурно развивается, в нее вкладываются огромные средства. Полученные с помощью генной инженерии лекарства и продукты питания — эти достижения биотехнологии уже вошли в нашу жизнь, а завтра их число может возрасти в геометрической прогрессии. Поэтому подготовка кадров для биотехнологии должна стать одним из приоритетов в сфере образования.

По инициативе Общества биотехнологов России, Союза предприятий биотехнологической отрасли и «Медицинской газеты» при поддержке партии «Единая Россия» в редакции «МГ» состоялся «круглый стол» на тему «Подготовка кадров в медицинской биотехнологии». В нем приняли участие заведующий кафедрой микробиологии, вирусологии и иммунологии ММА им. И.М.Сеченова, президент Общества биотехнологов России академик РАМН Анатолий ВОРОБЬЕВ, директор Государственного научного центра антибиотиков профессор Иван ВАСИЛЕНКО, главный научный сотрудник Института биохимии и физиологии микроорганизмов им. Г.К.Скрябина РАН (Пущино) член-корреспондент РАН Лев КАЛАКУЦКИЙ, заведующий лабораторией Института общей генетики им. Н.И.Вавилова РАН профессор Николай ЯНКОВСКИЙ, заведующая кафедрой микробиологии, иммунологии и вирусологии Ставропольской государственной медицинской академией профессор Виктория ПОЖАРСКАЯ. Вели «круглый стол» вице-президент Общества биотехнологов России, исполнительный директор Союза предприятий биотехнологической отрасли профессор Раиф ВАСИЛОВ и редактор отдела науки и медицинского образования «МГ» Федор СМИРНОВ.

Ф.Смирнов. Мы хотели бы остановиться на проблеме подготовки кадров для биотехнологии, этого важнейшего направления науки, и обсудить, насколько существующая система образования соответствует сегодняшним и завтрашним потребностям, ведь ситуация меняется достаточно быстро.

Р.Василов. В редакции «Медицинской газеты» собрался круг наиболее компетентных экспертов по биотехнологии, и мы приглашаем их к заинтересованному разговору.

А.Воробьев. Биотехнология — это интегральная наука, которая определяет научно-технический прогресс. Таково мнение ведущих ученых, в том числе российских нобелевских лауреатов академиков Алферова и Гинзбурга. Биотехнология — это единственная дисциплина, объединяющая фундаментальную и прикладную науку, а также производство. Результаты ее развития крайне необходимы для повышения качества жизни людей.

В советское время биотехнология находилась у нас на очень высоком уровне, и мы по ассортименту биотехнологической продукции не уступали передовым, западным странам. Было несколько постановлений ЦК партии и Совмина по развитию этой отрасли, которые выполнялись. Однако с перестройкой все это рассыпалось. Теперь нет ведомства, которое бы занималось проблемами биотехнологии.

В этой ситуации мы, ученые, работающие в сфере биотехнологии, проявили инициативу и создали Общество биотехнологов. Большую помощь нам в этом оказали партия «Единая Россия» и лично один из ее руководителей — Олег Морозов. Без их поддержки нам бы не удалось собрать в Пущино представителей 47 российских регионов. Такая консолидация специалистов, работающих в разных областях биотехнологии — медицинской, сельскохозяйственной, ветеринарной, пищевой, жизненно необходима.

Когда-то в нашей стране шло мощное развитие индустрии под лозунгом: «Техника решает все», потом он сменился на другой: «Кадры решают все». Сейчас в области биотехнологии ситуация похожая. Нам надо развивать промышленную, техническую базу, а что касается людей, которые должны осваивать эту сложную технику, то пока еще есть специалисты, способные этому научить. Но скоро их может и не остаться — или уйдут на пенсию, или уедут за рубеж. Вопросы технической оснащенности и подготовки кадров следует решать параллельно. Пока никто не может точно сказать, сколько и каких специалистов в области биотехнологии нам необходимо готовить. В ММА им. И.М.Сеченова, ведущем медицинском вузе России, есть кафедра биотехнологии, но она готовит ограниченный круг специалистов, в основном остающихся работать на ней. А единой программы подготовки кадров нет. Такая подготовка, как мне представляется, должна проходить на базе центров общей биотехнологии, подобных тому, который работает в Пущино.

Л.Калакуцкий. Биотехнология — это не просто наука, а очень обширная и важная сфера человеческой деятельности, имеющая массу аспектов. Согласно одному из многих определений биотехнологии, это использование биологической информации. Поиск информации идет в разных лабораториях с участием физиков, математиков, химиков, биологов. Поэтому специалисты, работающие в крупных биотехнологических компаниях, должны обладать знаниями по разным научным дисциплинам — это, например, «гибрид» химика и специалиста в области интеллектуальной собственности, или биолога и специалиста по информатике.

Разработки по запуску в производство биотехнологической продукции требуют значительно больших затрат, чем научный поиск и более продолжительны по времени. Проходит немало времени, прежде чем-то т или иной биотехнологический продукт поступает в распоряжение общества. Мы эту цепочку порой представляем себе не очень четко и начинаем делать некие разработки, считая их полезными, но не оценивая при этом перспектив. Однако если нет возможности обеспечить этапы разработок, формирования продукта и его выхода на рынок, то научная деятельность представляет собой всего лишь удовлетворение любопытства ученого за государственный счет. Такая деятельность в общем полезна, поскольку никакого другого движущего стимула, кроме стремления человека раскрыть тайны природы, в основе науки нет. Но в основе биотехнологии должны лежать и дополнительные стимулы, связанные с востребованностью обществом ее достижений. Наша застарелая проблема внедрения научных достижений в практику и производство должна решаться с учетом современных реалий. И образование здесь крайне важно. Должна происходить смена поколений.

Сегодня в подготовке специалистов в области биотехнологии задействованы очень многие учреждения, как образовательной системы так и в последние годы научные центры, в том числе РАН. Преподаватель и научный работник обычно преподают то, что они знают. С одной стороны, если надо решать вопросы обновления кадров, это хорошо, но в то же время, если смотреть в отдаленное будущее, возникают некоторые опасности. Получается матричное воспроизводство специалистов. Еще Эйнштейн утверждал, что не только мы говорим языком, но и язык говорит нами. Тот язык, на котором ведется преподавание, — язык учебников, имеющих достаточный возраст. Но что будет больше востребовано в будущем — просто матрица или тот симбиоз знаний, о котором я говорил?

Меня в свое время поразили статистические сведения о том, что в США средний возраст студентов составляет 47 лет. Дело в том, что студентом там считается каждый обучающийся. Специалисты постоянно пополняют багаж своих знаний во время работы на различных курсах протяженностью от двух недель до года.

Если бы мы спросили биотехнологические предприятия о том, какие специалисты им нужны, то они бы дали нам некую информацию. Но я не уверен, что эта информация будет дана с учетом того, что станет необходимым этим предприятиям через 5-10 лет. Если бы, например, 10 лет назад в Москве провели опрос о том, сколько нужно производить сотовых телефонов, то получилась бы цифра, близкая к нулю. А сегодня их поступает на рынок более миллиона в год. Это показатель того, как общество реагирует на инновацию. Вовлечь в процесс оценки перспектив нужно не только матрицы специалистов, но и потребителей, которые эволюционируют на глазах.

Р.Василов. Механизм вовлечения потребителей в корректировку этой модели уже отработан за рубежом.

Л.Калакуцкий. Это так, но не все заграничное у нас срабатывает, необходима адаптация к российским условиям. От потребителей хотелось бы иметь большую активность и большую грамотность в этих вопросах. Я лично слышал, как после инновационного семинара, в котором участвовали представители бизнеса, один из них сказал другому: «Понимал только глаголы, да и то не все». Мост взаимопонимания должен строиться с обеих сторон.

Н.Янковский. Большая проблема в области подготовки кадров по биотехнологии — это учебная литература. Издательство «Мир» перестало существовать, и больше нет организации, которая бы ставила своей главной целью издание хорошо зарекомендовавшей себя на Западе научной и учебной литературы на русском языке. То, что издательство «Мир» выпустило до прошлого года, будет жить еще несколько лет, но со временем этот разрыв станет возрастать, поскольку широкий спектр отечественной литературы по биотехнологии появится не скоро.

Издательство «Nature» издало 6-томную геномную энциклопедию — это базовое пособие для всех специалистов, работающих в этой сфере. Современные учебники выходят в сопровождении зрительного ряда, и одна из ведущих западных фармацевтических компаний подготовила образовательную программу по генетике нерекламного характера. Программа предназначена для обучения специалистов, работающих в разных странах в сфере биотехнологии. Она построена по нескольким уровням глубины — от простого к сложному. Эта программа переведена на русский язык, и в самом ближайшем будущем компакт-диск с ней будет доступен в нашей стране.

Я являюсь членом Всемирного Совета по исследованию генома человека и руковожу там комиссией по образованию. По моей инициативе был составлен список лекторов из шести человек, которые могут читать лекции на 22 языках бесплатно, на условиях покрытия только прямых расходов. Эти лекции будут размещены в Интернете. Они ориентированы на обычных людей — не специалистов по генетике, поскольку, по общему мнению членов Всемирного Совета по исследованию генома, пока эта область не воспринимается потребителями в той мере, чтобы создаваемый в результате исследований по геномике продукт был бы востребован. Присутствуют или ожидания чего-то несбыточного, или необоснованные страхи. Цель нашей комиссии — сформировать у широкой публики более рациональные представления и правильное отношение к геномике. При этом не надо перегружать потребителей научной информацией. Люди работают за компьютером, не понимая, как он устроен, и так же они должны научиться пользоваться достижениями биотехнологии.

Р.Василов. Вы не думали над тем, чтобы составить такой же список из отечественных лекторов?

Н.Янковский. К сожалению, российских ученых, готовых взять на себя этот груз, оказалось немного. Это дополнительная затрата времени и сил, да и не каждый, даже хороший специалист умеет читать лекции, тем более для широкой публики.

Я читаю лекции по общей биологии в Московском физико-техническом институте, и там перед лектором ставится задача по доведению своего курса до общедоступного набора слайдов. Если такая практика распространится на другие учебные заведения, то это станет неплохим образовательным ресурсом, который появится в нашей стране в условиях отсутствия современных учебников.

А.Воробьев. Такую лекционную библиотеку целесообразно сосредоточить в одном центре.

Н.Янковский. Да, но есть еще и возможности дистанционного обучения через Интернет. На Западе все больше отходят от традиционной формы чтения лекций в зале. Например, в Японии лекции читают даже на вокзалах, и людям это чрезвычайно интересно. В Великобритании существуют научные кафе, где делают сообщения нобелевские лауреаты, а посетители слушают их за кружкой пива. С трудом представляю, как подобную практику можно реализовать у нас, но такое прямое общение лектора с аудиторий вызывает правильное отношение людей к сложным научным проблемам.

Я с беспокойством воспринимаю информацию о том, что в нашей стране и за рубежом появляются частные лаборатории, которые занимаются ДНК-диагностикой заболеваний. Люди хотят получить такую информацию о себе, но она может носить вероятностный характер, а в ряде случаев быть просто необоснованной, что может дискредитировать ДНК-технологии еще до того, как они войдут в практическую медицину. Потребность в них формируется уже сейчас, и я опасаюсь, что в наш адрес прозвучат обвинения в необоснованных прогнозах недобросовестных специалистов.

Р.Василов. Как вы считаете, насколько критична для отечественной биотехнологии проблема «утечки мозгов»?

Н.Янковский. По моему опыту, недостатка в людях, которые хотят идти в науку, нет. Конечно, многие мечтают о научной карьере на Западе, но есть ученые, которые занимаются наукой только потому, что они жить без этого не могут. Вопрос в том, чтобы оплата их труда была поднята до такого размера, который бы позволял этим людям существовать. Но несмотря на экономические трудности, научный уровень диссертаций за последние годы не снизился. Специалистам, которые хотят уехать, нужно набрать реальный уровень, а остальным это просто интересно. Закрепление людей в науке зависит не от нас, а от состояния дел в государстве. Хотя даже сегодня защитившиеся в нашем институте аспиранты получают зарплату в 800-1000 долл., не уезжая из страны. Они идут работать по специальности в коммерческие структуры или получают зарубежные гранты.

И.Василенко. В свое время в СССР предпринимались шаги к интеграции образования в области биотехнологии в странах СЭВ. Из этого опыта можно почерпнуть много полезного, поскольку были сформулированы требования к специалистам, созданы несколько крупных центров по биотехнологии, и некоторые из них до сих пор работают на мировом уровне.

В последние 13-15 лет российская биотехнологическая наука жила своей жизнью, а производство — своей, и они совершенно не пересекались. По моим оценкам, дефицит инженерных кадров в медицинской промышленности составляет 30-40 тыс. человек. А все вузы страны выпускают в год не более 1000 специалистов по биотехнологии, из них на предприятия может попасть в лучшем случае четвертая часть, несмотря на то что там сейчас уровень зарплаты достаточно высок. Нарастающий дефицит инженерных кадров, биологов, генетиков, химиков — это проблема не только нашей страны, но и всего мира. Я веду несколько курсов в вузе и не понаслышке знаю, что сегодня найти работу за рубежом выпускникам по этим специальностям не составляет труда. Поэтому проблема «утечки мозгов» связана не только с низким уровнем жизни в России, но и с нехваткой квалифицированных специалистов в области биотехнологии в мире.

Студенты за последние годы резко изменились. Если раньше не только на младших, но и на старших курсах процветало школярство, то теперь мотивация у молодых огромная. Но есть принципиальная проблема — чему их учить. Ведь реально востребованность тех знаний, которые сегодня получают студенты, появляется через 10-15 лет после окончания вуза. Конечно, необходимы и обратная связь, взаимодействие с производственниками, отслеживание современных тенденций. Например, в последнее время появилась острейшая потребность в специалистах по управлению качеством, а их в настоящее время не готовит ни один вуз. Россия стремится в ВТО, и мы должны учить студентов правилам GMP.

Мы проводим курсы повышения квалификации для работников заводов. Уровень их подготовки, к сожалению, очень низкий. Студентам такие знания сегодня никто не дает, и это серьезный пробел. Взаимосвязь между вузами, наукой и производством должна быть, необходима площадка, на которой обсуждаются эти проблемы. В образовании должен сохраняться здоровый консерватизм, там нельзя все быстро менять, но определенная эволюция необходима.

Просто так, без административного давления, повышать квалификацию сейчас крайне сложно. Для врачей необходима аттестация раз в пять лет, и это правильно. Для специалистов по биотехнологии должен быть такой же порядок. Но мест, где они могут повысить квалификацию, крайне мало. Если сегодня не начать решать проблему подготовки кадров, то с каждым годом дефицит специалистов будет сказываться все сильнее. Те, кто распоряжается финансами в сфере образования и принимает решения, далеки от этого. Значит, нам их надо образовывать.

Россия не должна превращаться в страну, выпускающую только ширпотребную продукцию. Биотехнология — это наукоемкая сфера, обеспечивающую максимальную прибыльность и высокий уровень экономического развития и жизни. Все передовые страны оставляют такие технологии у себя, сбрасывая массовое производство в Юго-Восточную Азию. Но, собирая только компьютеры и автомобили, нельзя достичь высокого уровня жизни. Нужно развивать наукоемкие отрасли, среди которых биотехнология занимает ведущее место.

Чтобы перейти на GMP, необходима проверка предприятий экспертами, дипломы и аттестация которых приняты международным сообществом. У нас нет ни таких экспертов, ни организаций, под эгидой которых они могли бы работать. Декларированный переход на GMP с 1 января 2005 г. нереален. Это требует значительных капиталовложений, и не только. GMP — это культура производства и управления, которую нельзя ввести в административном порядке. Это подобно созданию научной школы — по приказу такие вещи сделать невозможно. Недавно я проводил технологический аудит на одном из российских фармацевтических заводов, ряд участков которого перешли на GMP. Это предполагает наличие технологической карты, где должен досконально фиксироваться каждый этап технологического цикла производства. Оказалось, что эта карта заполняется раз в неделю и в обратную сторону… И это напрямую связано с проблемой образования, которую мы сегодня обсуждаем.

Р.Василов. Раньше была система заказов на подготовку специалистов, и вузы точно знали, какое число инженеров, химиков, биологов им необходимо выпустить. Сейчас никто такой информацией не владеет. Неизвестно, сколько и каких специалистов будет нужно стране через 5-10 лет. Иван Александрович Василенко говорил о нехватке десятков тысяч специалистов в области биотехнологии, и вполне возможно, что настанет время, когда мы будем вынуждены ввозить специалистов из-за границы, повторяя то, что делал Петр I. Платить им придется гораздо больше, чем нашим.

Итак, предприятия страдают из-за нехватки кадров, вузы не имеют для их обучения достаточной финансовой базы и уверенности, что такие специалисты будут востребованы. Нас часто уверяют, что рынок все отрегулирует, но с этим далеко не всегда можно согласиться. Как вы считаете, какой должна быть система мероприятий по подготовке кадров для биотехнологии?

И.Василенко. Я неоднократно общался с коллегами из Дании, Голландии, Германии, других стран. Там проблема оценки состояния рынка труда решается просто — делается заказ в маркетинговую или консалтинговую фирму. В серьезных министерствах западных стран информацией о потребности своей отрасли в кадрах располагают. В России консалтинговых фирм, которые могли бы анализировать ситуацию на рынке труда, нет.

Я много лет работал в приемной комиссии и могу сказать, что когда общаешься со студентом, очень часто за его спиной стоят родители, а сам молодой человек не понимает, чего он хочет. А если бы информация о потребности в кадрах публиковалась в широкой прессе, то это помогло бы сориентировать будущих студентов в выборе профессии, создать имидж той или иной специальности.

Р.Василов. Крупная компания может оплатить подготовку кадров для себя и даже открыть собственный вуз. Но ведь биотехнология в значительной степени — это малый и средний бизнес…

Л.Калакуцкий. На одной из конференций в Пущино меня попросили сделать доклад о преподавании биотехнологии. Я говорил о том, что опасно ориентироваться только на тот заказ, который мы можем получить от предприятий, и было бы хорошо попытаться использовать дополнительный опыт. Например, в Москве действует масса агентств, занимающихся поиском и подбором кадров, и с ними было бы полезно войти в контакт. На следующий день после этого доклада мне позвонили из рекрутингового агентства и предложили сотрудничество. Когда я посмотрел на присланные ими вакансии, то убедился в том, что за океан ехать не надо — здесь, под Москвой, специалистам в области биотехнологии предлагают заокеанскую зарплату. Я предложил эти вакансии нескольким аспирантам, сначала они ими заинтересовались, но когда речь пошла о наборе необходимых требований, энтузиазма заметно поубавилось. Это для меня сигнал о том, что мы ведем недостаточно комплексную подготовку, потому что люди пугаются тех требований, которые к ним предъявляют работодатели. Я думаю, что с агентствами по трудоустройству надо обязательно взаимодействовать и ввести адресную дополнительную подготовку кадров, например по той же GMP.

В.Пожарская. Необходима программа по подготовке кадров, в которую могли бы вложить деньги заинтересованные предприниматели. Нам нужно объединиться с промышленниками и создать фонд по обучению специалистов по биотехнологии. Без финансовых вливаний ничего не получится. Что касается тонкой доработки, о которой говорил Лев Владимирович Калакуцкий, то я двумя руками за. Выпускник должен обладать необходимым минимумом знаний, чтобы можно было продолжать его обучение по биотехнологии, а будущую научную элиту нужно готовить лет на 15 вперед.

И.Василенко. Молодой человек обычно оканчивает вуз в 21-22 года, а наибольший творческий расцвет обычно наступает после 35. То есть человек использует те знания, которые он получил в вузе, через 15 лет.

В.Пожарская. Да, и эти годы специалист не должен думать, как ему свести концы с концами и прокормить семью. С человеком, получившим в вузе бесплатное образование, должен заключаться контракт, согласно которому он должен отработать 2-3 года в определенном месте.

А.Воробьев. Надо сказать, что сегодня уровень студентов гораздо выше, чем раньше. При нашей академии есть факультет подготовки научных и педагогических кадров. Там обучаются элитные ребята, которые через 10 лет после окончания вуза становятся докторами наук.

Есть и еще один способ получения образования — через иностранные фирмы. Например, одна из американских биотехнологических фирм, заинтересованная в распространении своей продукции в России, организовала и оплачивает при кафедре питания ММА курсы по подготовке биотехнологов. В России создан Союз предприятий биотехнологической отрасли, там есть состоятельные люди и, возможно, они также смогут участвовать в подготовке биотехнологов.

И.Василенко. На базе Государственного научного центра по антибиотикам действует учебный центр по повышению квалификации специалистов. В год у нас бывают от 40 до 50 студентов. Кому-то они, конечно, мешают работать, но готовить кадры без связи с практикой нельзя. В советское время я ездил по всем предприятиям фармацевтической отрасли с проходящими практику студентами. К сожалению, сегодня я не могу повести студентов ни на одно предприятие — там их не желают принимать.

А.Воробьев. Надо брать пример с медицинского образования, где действует трехступенчатая система. При нашей академии есть четыре школы, где преподают сотрудники нашей академии. Там учат будущих лечебников, специалистов по медико-профилактическому делу и фармацевтов. Наиболее отличившиеся выпускники поступают без экзаменов в вуз. Второй этап — это учеба в академии, и третий — последипломная специализация.

Р.Василов. Гигантские планы в области образования реализовать вряд ли удастся. А вот малые дела, умные, конкретные, необходимы. Для этого создан и Союз предприятий биотехнологической отрасли. У нас есть свой сайт в Интернете, где активно идет электронное общение специалистов.

И.Василенко. Действительно, «планов громадье» перспектив в настоящее время не имеет. Надо начинать с информационного обеспечения образовательной деятельности, и здесь очень важна роль Общества биотехнологов.

В.Пожарская. Базовые дисциплины и теоретические основы, которые преподаются будущему биотехнологу, должны быть значительно более емкими, чем институтская программа. Если мы не подготовим думающих ученых, то биотехнология в России вряд ли будет развиваться. Это не массовая подготовка кадров, но такие люди должны существовать.

А.Воробьев. Все мы приходим к одному и тому же выводу — нам нужно создавать систему образования и подготовки кадров для биотехнологии, и здесь, повторюсь, нельзя упускать довузовскую подготовку. В биотехнологии существуют разные направления — медицинская, ветеринарная, сельскохозяйственная, пищевая, и наша задача — консолидировать их, ведь базовые принципы в биотехнологии одни и те же. Специалист должен иметь базовое образование того направления, в котором он будет работать. Необходимы учебные программы по каждому из них, создание соответствующих кафедр в вузах.

В Обществе биотехнологов есть секция по образованию, и ее надо укрепить специалистами, в том числе сидящими здесь. Она должна выработать определенные направления деятельности на основе тех предложений, которые прозвучали на нашем «круглом столе». На предстоящей конференции по биотехнологии в Казани в июне этого года намечен доклад по подготовке кадров. И еще я бы обратился в правительство с информационным письмом о положении дел в этой сфере.

Р.Василов. В ходе нашего обсуждения мы не смогли затронуть все вопросы подготовки кадров в области медицинской биотехнологии. Нашей задачей было нащупать основные проблемы и предложить пути их решения. Даже делая маленький шаг, мы должны видеть то, к чему мы собираемся прийти. А прийти мы собираемся к восстановлению разорванной связи между тремя основными звеньями цепочки — наукой, образованием, производством.

Можно ли сегодня говорить о подготовке кадров, которые будут востребованы через 10-15 лет? Есть один-единственный рецепт — разрыва между наукой и практикой не должно быть. Надо объединяться не формально, а физически под одной крышей. Основной центр тяжести перемещается в сторону создания исследовательских университетов, особенно в таких наукоемких областях, как биотехнология. Такие университеты уже действуют в сфере технических наук, и нам надо перенимать этот опыт. Второй очень важный момент — подготовка специалистов среднего звена, то есть инженеров и технологов, которые будут работать на производстве. Общество биотехнологов России и Союз предприятий биотехнологической отрасли должны выработать определенный механизм подготовки таких кадров. Особо следует выделить талантливую молодежь, это штучный товар. Что касается «утечки мозгов», то этой проблемы у нас не будет при экономическом росте, достойной зарплате специалистов. Но даже в нынешней ситуации можно сохранить в стране квалифицированные кадры. Дело в том, что в России уже есть целые научные лаборатории по синтезу субстанций для западных фармацевтических компаний. Уровень оплаты труда их сотрудников соответствует европейским стандартам.

Среди практических рекомендаций, прозвучавших на нашем «круглом столе», — оценка рынка труда в области биотехнологии и программ подготовки специалистов. Этим будет заниматься также Общество биотехнологов России. И, наконец, как уже здесь отмечалось, наряду с подготовкой кадров мы должны заниматься просвещением общества в целом. И здесь велика роль СМИ, в том числе уважаемой «Медицинской газеты», где мы сегодня собрались.

Ф.Смирнов. Спасибо всем участникам нашего «круглого стола» за содержательный и важный обмен мнениями. «МГ» планирует и в будущем обращать самое пристальное внимание на проблемы биотехнологии и приглашает к разговору на эту тему всех заинтересованных специалистов.


Новости и события
Первые роботы (ксеноботы) из живых клеток используют клетки лягушки
20.01.2020

Ученые из Университета Вермонта с помощью особых алгоритмов модифицировали стволовые клетки лягушки и создали из них первых «ксеноботов» – сгустки клеток, способные к самоорганизации и даже к транспортировке мельчайших грузов.

Создан революционный метод генной терапии
14.01.2020

Ученые из немецкого Галле-Виттенбергского университета разработали методику выполнения генной терапии прямо внутри тела, без предварительной работы с дефектными клетками в лаборатории.

Кирпичи из переработанного мусора в десять раз лучше обычных
23.12.2019

В дочерней компании Университета Хериота-Уатта создали новый экокирпич под названием K-Briq, на 90% состоящий из переработанных строительных материалов и мусора с места сноса старых конструкций.