ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ ОБ АКТУАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМАХ БИОТЕХНОЛОГИИ

18.10.2004

“Основываясь на волновой теории… »
Интервью с Альбиной Никконен, исполнительным директором Российской ассоциации венчурного инвестирования

Компьютера, 19.10.2004, АНГЕЛИНА ФЕДОРОВА [lina_fedorova@inbox.ru]

Как вы считаете, начался ли в нашей стране бум венчурного инвестирования?

— В настоящее время этот бизнес интенсивно развивается, так что кое-кто и вправду поговаривает о буме. Но масштабы роста венчурного инвестирования в России пока не слишком велики. В прошлом году в отечественную экономику было вложено порядка $1, 5 млрд., из них собственно венчурного капитала — $40-50 млн.

Как возникла ваша организация?

— В 1993 году на Токийском саммите между правительствами стран Большой семерки и Европейским Союзом было заключено соглашение о поддержке только что приватизированных российских предприятий (по Государственной программе массовой приватизации около пятнадцати тысяч малых и средних предприятий перешли в руки частных собственников). С 1994 по 1996 годы Европейский Банк реконструкции и развития (ЕБРР) в партнерстве со странами-донорами сформировал одиннадцать Региональных венчурных фондов (РФВ) , которые впоследствии и вошли в состав РАВИ.

Эти фонды не имели права вкладывать деньги в табачную и алкогольную промышленность, а также в игорный бизнес и предприятия военно-промышленного комплекса. В компании же, не относящиеся к упомянутым отраслям, фонды могли инвестировать от $550 тыс. до $10 млн.

Каждый из РВФ был капитализирован на сумму около $50 млн., из которых $30 млн. были предназначены для инвестирования, а остальные — для технической помощи, они шли на содержание управляющих компаний, экспертизу и т. д.

А что такое «управляющая компания»?

— Это компания, создаваемая или нанимаемая инвесторами для распоряжения денежными средствами, внесенными в фонд.Она ищет объекты для инвестиций и управляет вложением денег. Сам же венчурный фонд — что-то вроде виртуального кошелька, из которого в определенный момент средства идут в дело. Это происходит после того, как выбранные управляющими компаниями объекты для инвестиций представлены инвестиционному комитету и тот одобрит вложение денег.

Управляющие компании созданных ЕБРР фондов начали работать в разных регионах нашей страны. Однако процесс создания в России института венчурного инвестирования пошел не совсем так, как планировалось.

А именно?

— Управляющие компании возглавили специалисты, приехавшие из стран, в которых предпринимательская культура очень хорошо развита, — и столкнулись с тем, что плохо понимают российских партнеров.

Руководители большинства участвовавших в проекте местных компаний привыкли жить на бюджетные средства. Представления о партнерстве у них были очень зыбкими. Специфика венчурного инвестирования такова, что инвестор, вложив в фирму деньги, активно участвует в ее делах. А наши предприниматели навязывали партнерам примерно такую схему: «Я знаю, как дальше развивать свой бизнес. Ваша задача — дать мне денег и спокойно наблюдать со стороны, что я буду делать».

Кроме того, хватало и административных преград.

И вот тогда руководители фондов решили создать Российскую ассоциацию венчурного инвестирования (РАВИ) , своего рода клуб профессионалов, члены которого могли бы обмениваться опытом, делиться наболевшими проблемами и вырабатывать совместные меры по их преодолению.

Ситуация была парадоксальной: ассоциация российская, а фонды, входящие в ее состав, — зарубежные!

Но в дальнейшем появились и собственно российские венчурные фонды?

— Да, уже действуют и продолжают создаваться новые, полностью российские по источникам капитала и составу управляющих команд венчурные фонды и компании. В сфере прямых инвестиций российские финансово-промышленные структуры ведут себя достаточно независимо, а в некоторых случаях даже «агрессивно» по отношению к западным венчурным конкурентам. Вот несколько свежих примеров.

В прошлом году «Альфа-Эко» объявила о создании на паритетных началах совместно с Vostok Nafta Investments фонда прямых инвестиций Russia Resources Fund ($40 млн.). Главные направления его деятельности — нефтегазовый сектор, электроэнергетика и горнорудная промышленность.

Весной 2003 года «Альфа-Групп» сообщила о создании венчурного фонда «Русские технологии» объемом $20 млн. В качестве основных интересов названы биотехнологии и новые материалы.

В том же году Финансово-инвестиционной компанией «ЛИДИНГ» совместно с «Техснабэкспортом» и российским «фондом фондов», Венчурным инновационным фондом (ВМФ) был зарегистрирован Венчурный фонд «Технологический капитал». Первоначальный объем фонда составляет $11 млн. Большую часть средств планируется направлять в компании, работающие в области высоких технологий (прежде всего — нанотехнологий, биотехнологий, новых материалов) , на стадиях seed ( «посевная») , start up и early stage ( «ранняя»).

В начале текущего года появились сообщения о том, что Draper Fisher Jurvetson нашел российского партнера для создания дочернего российского фонда с предполагаемым объемом средств в $50 млн.

В марте корпорация «Аэрокосмическое оборудование» образовала «Инновационный венчурный фонд аэрокосмической и оборонной промышленности», также с участием ВИФ. Первоначальный объем активов составляет $10 млн. Объекты инвестиций — малые технологические бизнесы, чей профиль соответствует профилю предприятий, входящих в состав корпорации.

В августе 2003 года крупный московский холдинг «Оптима» объявил об организации фонда под управлением ЗАО «Совэлектро». Предполагаемый размер фонда — $7, 5 млн., объекты инвестиций — малые технологически ориентированные компании Москвы, Санкт-Петербурга и Нижнего Новгорода.

Таким образом, динамика развития венчурного бизнеса в России налицо. Однако считать ее устойчивой преждевременно. Сейчас в первую очередь необходимо, чтобы акцент венчурных сделок переместился на раннюю фазу развития фирм, вовлекая все больше и больше молодых инновационных образований.

Как государство помогает развитию системы венчурного инвестирования?

— В 1999 году РАВИ совместно с Европейской ассоциацией прямого инвестирования и венчурного капитала (EVCA) проанализировала экономическую ситуацию в России и выпустила так называемую Белую книгу. В ней изложены меры, которые предлагалось принять нашему правительству для ускорения развития венчурного инвестирования в стране. Презентация Белой книги состоялась 23 ноября 1999 года. А уже 27 декабря Владимир Путин то время возглавлявший Правительственную комиссию по научно-инновационной политике) подписал очень важный для венчурного бизнес-сообщества документ «Основные направления развития внебюджетного финансирования высокорисковых проектов (системы венчурного инвестирования) в научно-технической сфере на 2000-2005 годы». После выхода этого документа слово «венчурное» получило легитимность, — до тех пор ни в одном правительственном документе оно не употреблялось, использовался термин «высокорисковое».

Еще через три месяца, 10 марта 2000 года, вышло Распоряжение Правительства Российской Федерации за N 362-р об учреждении Венчурного инновационного фонда — некоммерческой организации, созданной для формирования системы инвестирования в высокорисковые инновационные проекты. Задача ВИФ — помогать становлению российских региональных и отраслевых венчурных фондов. Сами фонды, созданные с участием ВИФ, должны инвестировать в компании инновационного сектора экономики. Было принято решение, что этот «фонд фондов» как соинвестор дает создаваемым фондам не более 10% от планируемого объема. При этом минимальный объем собираемого фонда должен составлять $3 млн.

Наконец, в августе 2003 года председатель Правительства Российской Федерации Михаил Касьянов утвердил «План мероприятий на 2003-2005 годы по стимулированию инноваций и развитию венчурного инвестирования».

Можно сказать, что привлечение венчурного капитала в стратегически важные области российского технологического сектора постепенно становится одной из приоритетных государственных задач.

Какие же секторы экономики привлекают внимание венчурных инвесторов?

— Абсолютные лидеры — пищевая промышленность и сельское хозяйство. За ними следуют Интернет и телекоммуникации, а далее, по нисходящей, фармакология и биотехнологии, товары народного потребления и стройматериалы.

Основываясь на «волновой» теории развития венчурного предпринимательства, многие эксперты полагают, что сейчас Россия в целом и российский венчурный бизнес в частности находятся на «высшей точке» и именно 2004-й, а возможно, и 2005 годы станут «прорывными» — особенно для компаний, действующих в сфере мобильной связи и беспроводных технологий. Подчеркну, что это только предположение. «Бум мобильности» может оказаться очередным мыльным пузырем, как в свое время им оказался «биотехнологический бум».

Какие еще проекты есть у РАВИ?

— В первую очередь — Российская венчурная ярмарка, действующая с 2000 года. Это коммуникативная площадка, на которой технологические компании, прошедшие тщательный отбор и специальную подготовку, представляют свой бизнес инвесторам. Последние оценивают предлагаемые бизнесы, прежде всего — качество менеджмента, перспективность технологий, коммерческую жизнеспособность и потенциал роста.

«Конгрессный блок» ярмарок — дискуссионный форум для обсуждения перспектив развития российской инновационной экономики. Здесь рассматриваются юридические и налоговые проблемы, схемы привлечения венчурного капитала в отдаленные регионы, имеющие инновационный и промышленный потенциал, и другие вопросы.Кроме того, РАВИ активно сотрудничает с Советом по развитию малого и среднего предпринимательства при председателе Совета Федерации ФС РФ. В Совете создана секция по развитию венчурного предпринимательства, она работает над улучшением условий конкуренции за счет развития системы страхования венчурного бизнеса, содействует построению его инфраструктуры.

Однако, несмотря на все эти усилия, выйти на «первое свидание» двум игрокам — компании и ее инвестору — все еще очень сложно. В хайтековских компаниях не хватает менеджеров, особенно финансовых, которые понимают, что такое венчурный капитал и как работать с венчурным инвестором. Точно так же и в фондах ощущается недостаток менеджеров, разбирающихся в высоких технологиях.

Как РАВИ осуществляет информационную поддержку своих многочисленных проектов?

— Мы активно работаем со СМИ, готовим к выпуску книги, брошюры, толковые словари, ежеквартально издаем «Вестник РАВИ», к каждой Венчурной ярмарке подготавливаем большой пакет информационных материалов. Планируем выпустить «Библиотечку венчурного предпринимателя», состоящую из десяти книг.

Совместно с Международным центром научно-технической информации (www. icsti.su) РАВИ ведет работу по созданию так называемого «Венчур-Портала» (it4b. icsti.su) с информацией на русском и английском языках, который, мы надеемся, заметно облегчит инновационным менеджерам поиск венчурного капитала.

***

Перед взлетом?

Ангелина Федорова [lina_fedorova@inbox.ru]

Весной в Москве состоялась Международная конференция «Биотехнология и бизнес-2004», организованная компаниями Abercade Consulting (www.abercade.ru) и «Биохиммаш» (combiotech.ru) при финансовой поддержке Международного научно-технического центра (www.istc.ru). В ней участвовали представители двухсот компаний, в том числе — производителей биотехнологической продукции и венчурных фондов.

В докладе ведущий аналитик Abercade Consulting Владимир Абинов сообщил, что объем биотехнологического рынка в России в настоящее время достигает $510, 6 млн. Эта цифра выглядит весьма скромно по сравнению, например, с объемом российского рынка IT — ориентировочно $2, 5 млрд. (Леонид Рейман на днях назвал еще более впечатляющую цифру — $7 млрд. в 2003 году. — Л.Л. — М.).

Впрочем, участники конференции отмечали возможность быстрого роста российского рынка биотехнологий. Говорилось и о том, что существует потенциал даже для его десятикратного увеличения. Впрочем, результаты, представленные на конференции, вряд ли безоговорочно свидетельствуют о неумолимой поступи прогресса.

В последние годы в России появилось множество компаний, которым по силам «самые качественные биотехнологические услуги». Но крупных среди них очень мало. На конференции не раз подчеркивалось, что руководителям небольших фирм следует разработать стратегию слияния — тогда мог бы образоваться хотя бы один «конкурентоспособный холдинг».

Надо сказать, что идея объединения компаний, предложенная директором центра «Биоинженерия» РАН, членом Совета при Президенте РФ по науке и высоким технологиям, академиком Константином Скрябиным, принципиально отличается от другой активно обсуждавшейся идеи — создания биотехнологических кластеров. Так называется локальный комплекс множества научно-исследовательских организаций, компаний и фондов. «Подобно тому, как птицы сбиваются в стаи, — писал недавно журнал Economist, — биотехнологические компании и связанные с ними организации также концентрируются на ограниченной территории».

В настоящее время такие инновационные структуры приобретают все большее значение. Один из самых развитых кластеров в США находится в штате Массачусетс. Он включает несколько десятков биотехнологических фирм., которые выпускают разнобразнейшую продукцию — от лекарственных препаратов до ГМ-растений. Лабораторные исследования для кластера производятся в знаменитых научных центрах, среди которых Массачусетский технологический институт. Гарвардский и Бостонский университеты. Клинические исследования берут на себя госпитали в районе Бостона.

По словам докладчика, партнера компании Bauman Innovation Алексея Праздничных, в создании кластера важную роль часто играет личность — как правило, это руководитель одного из университетов, расположенных на территории комплекса. В нашей стране тоже хватает инициативных людей, стоящих во главе научных институтов. Некоторые из них совместно с руководителями биотехнологических компаний сейчас пытаются создать кластер (технопарк) на территории Пущинского научного центра.

Впрочем, идея введения «территориальных» кластеров в нашей стране была сильно раскритикована. По мнению многих выступающих, попытка создать кластер в Пущино приведет лишь к огромным, не окупающим себя расходам.

В конце концов, была высказана мысль, что следует развивать не региональные центры, а международные кластеры — то есть объединять российские биотехнологические компании с зарубежными.

Однако до столь тесных отношений наших разработчиков с иностранными партнерами еще далеко. Сегодня российские биотехнологические компании нередко сталкиваются с серьезными проблемами сбыта продукции. Обычно они выходят на конечного покупателя лишь через двух-трех посредников. На оплату услуг скупщиков технологий, естественно, тратятся огромные суммы.

Многие считают, что сложившаяся практика перепродажи услуг конечному покупателю продукта есть результат политики ряда крупных иностранных корпораций. Они поддерживают бизнес-посредников, занятых накоплением технологий, оформлением, или. как принято говорить, «упаковкой». С помощью своих партнеров крупные компании иногда приобретают конкурентные (иначе говоря, самые лучшие) российские разработки только для того, чтобы положить их «под сукно» и таким образом защитить свой традиционный продукт. Такой взаимовыгодный союз сильно осложняет захват этой ниши рынка российскими компаниями.

Попытки же отдельных российских производителей самостоятельно найти покупателя зачастую приводят к тем же результатам, что и попытки уличного торговца всучить прохожим свой товар — пусть даже дешевый, нужный и качественный. Термин «уличная торговля» то и дело звучал на конференции. Случайность сделок между производителями и покупателями продукции — основная проблема российского бизнеса, имеющего отношение к биотехнологиям и высоким технологиям вообще.

Все не так, как надо!

К сожалению, помимо внешних барьеров, развитию биотехнологий в России мешают и внутренние. Президент компаний «Биокад» (www.biocad.ru) ДМИТРИЙ Морозов обратил внимание на характерные ошибки РОССИЙСКИХ разработчиков биотехнологической продукции. По словам докладчика, порой ученые плохо понимают, кем, как и для чего может применяться их продукт. На вопрос: «Кому нужна ваша разработка?» отвечают: «Всем», а далее «уточняют» — государству. МЧС, Министерству обороны…

Подчас разработчик фактически не может предложить инвестору готовые технологии. Он может лишь сообщить, что получены «потрясающие результаты» исследовании. Однако при этом не достигается их стопроцентная воспроизводимость, и к тому же качество статистической обработки оставляет желать много лучшего.

Еще хуже обстоит дело, если ученые «изобретают велосипед» из-за того, что не читают патентов, статей в научных журналах и материалов конференций.

Тем не менее, очевидно, что отечественные специалисты в области биотехнологий вовсе не так уж плохи. Особенно если учесть, что западные биотехнологические гиганты активно пользуются услугами российских лабораторий и отдельных специалистов. Примерно 40 процентов всего мирового офшорного (то есть производящегося за пределами страны, в которой расположена компания-заказчик) синтеза белков и других веществ с помощью биотехнологий осуществляется в России.

Помимо прочего, развитие высоких технологий тормозят несовершенство законодательства плюс коррупция. По словам вице-президента компании «СуперАгро» Алексея Конова, образовался уникальный альянс между зелеными, политиками и производителями традиционных ядохимикатов с целью борьбы с распространением трансгенных сельхозкультур и продуктов из них.

Аграрная партия, например, шла на выборы в Думу, распространяя листовки, на которых был изображен многорукий, многоногий, многоглазый картофель и помещен корявый стишок: «Ешь импортную картошку — становишься мутантом понемножку».

Увы, средства массовой информации тоже с удовольствием разносят страшилки о генетически модифицированных продуктах. Во многих бумажных и интернет-изданиях можно прочитать о том, что «пища Франкенштейна» способна вызвать импотенцию и «состояние, близкое к раковому», хотя ни в одной стране мира официально не зарегистрированы какие-либо отрицательные последствия употребления в пищу трансгенных фруктов и овощей для здоровья человека.

При этом, отмечалось на конференции, шумиха в СМИ действительно тормозит развитие биотехнологий. Сотрудник министерства открывает утром газету с заголовком «России грозит еда», в то время как ему предстоит разрешить следующий этап испытаний новых ГМ-сортов. После занимательного чтения чиновнику, конечно же. начинает казаться, что лучше повременить…

Подобная ситуация сложилась и с клеточными технологиями. Сейчас биотехнологов тревожат три законопроекта, которые, в случае их принятия, положат конец работам со стволовыми клетками. А ведь это одно из самых перспективных направлений исследований, с которым связывают большие надежды на победу над болезнями Паркинсона и Альцгеймера, сахарным диабетом, циррозом печени, кардиомиопатией…

Мир в кармане

Несмотря на многочисленные трудности, российские биотехнологические компании и их разработки привлекают все большее внимание инвесторов. Например, у МНТЦ биотехнологии занимают первое место по объему финансирования. В последние годы на их поддержку выделено $150 млн.

Венчурные фонды тоже все активнее инвестируют в биотех. Но к сотрудничеству с ними не всегда готовы руководители малых хайтек-компаний. Об этой проблеме на конференции говорили представители венчурной индустрии, в том числе исполнительный директор Российской ассоциации венчурного инвестирования (www.rvca.ru) Альбина Никконен и директор-координатор Российской венчурной ярмарки Игорь Гладких.

Выступил и Евгений Баранов, вице-президент компании «Академпартнер», специализирующейся на раскрутке технологии и поиске инвестиций. По его словам, руководителям мелких хайтек-компаний следует помнить, что венчурный инвестор вкладывает деньги именно в компанию, а не в проект. Взамен он получает право на участие в управлении ею и, соответственно, место в совете директоров.

Вложив средства, венчурный инвестор не ожидает ежегодных дивидендов — это не его метод. Он заинтересован в том, чтобы деньги, которые компания начинает зарабатывать, снова шли на ее развитие. Он ожидает, что в течение какого-то срока, примерно трех-семи лет, бизнес будет развиваться как можно быстрее. И вот цель достигнута — обороты и стоимость компании увеличились в несколько раз. Теперь венчурный инвестор выгодно продаст свою долю и выйдет из состава компании.

Чтобы добиться инвестирования, мало располагать уникальным инновационным продуктом. Требуется еще и идеальный менеджмент: инвесторы считают, что «хороший менеджмент вытянет и плохой проект, а плохой менеджмент загубит самую лучшую идею». Документация фирмы должна находиться в состоянии, близком к совершенству.

Однако и всего этого может оказаться недостаточно. Представитель венчурного фонда рассматривает инновационный продукт в контексте рынка. Он не заинтересуется продуктом. если рыночная ситуация не позволит за короткое время увеличить обороты компании в несколько раз. К тому же инвестор не будет финансировать компанию, проекты которой не вписываются в его стратегию. Поэтому при выборе инвесторов нужно изучать стратегию различных фондов и находить людей, которые с высокой вероятностью заинтересуются конкретной разработкой. Помимо прочего, сделать правильный выбор позволят глубокие знания в области венчурного инвестирования. В Москве в курс дела могут ввести некоторые учебные заведения. Прежде всего — МГУ и Академия народного хозяйства, где на отличном уровне готовят студентов по специальности «технологический менеджмент».

Впрочем, по словам одного из докладчиков, «талантливому ученому совершенно необязательно становиться талантливым менеджером». Будем надеяться, что в ближайшее время в стране появится множество управленцев — специалистов по венчурному инвестированию.


В 2005 году в Москве пройдет 3-Й Международный конгресс по Биотехнологии и выставка «Мир биотехнологии 2005»

РИА «Новости», 22.10.2004

С 14 по 18 марта 2005 года в Москве пройдет 3-й международный конгресс «Биотехнология: состояние и перспективы развития» и международная специализированная выставка «Мир биотехнологии 2005». Об этом РИА «Новости» сообщили в Департаменте науки и промышленной политики Москвы.

Организует и частично финансирует конгресс и выставку Российский Союз предприятий и организаций химического комплекса. Даст средства и столичный бюджет — на это распоряжением мэра Москвы выделено 4, 2 миллиона рублей.

Департаменту науки и промышленной политики Москвы совместно с ОАО «Московский комитет по науке и технологиям» поручено организовать коллективную экспозицию города общей площадью не менее 100 м²етров.


России угрожает ГМ-терроризм

Крестьянские ведомости, 20.10.2004, Диана НАСОНОВА

А закона против него все нет…

Как уже сообщали «Крестьянские ведомости», российские ученые и политики по инициативе Общенациональной ассоциации генетической безопасности подготовили открытое письмо Президенту РФ Владимиру Путину. Письмо призывает к формированию четкой политики в области распространения современных биотехнологий. Свои опасения по этому поводу они высказали на недавней пресс-конференции в «РИА Новости».

КАК подчеркивает координатор компании «За биобезопасность» Виктория Колесникова, импорт субсидированной ГМ-продукции угрожает не только российским производителям «чистых» продуктов, но и здоровью нации. По данным Института физиологии растений, около 30-40% продуктов в стране содержат ГМ-компоненты.

Президент Центра экологической политики России Алексей Яблоков считает, что, поскольку ограничить распространение биотехнологий уже невозможно, нужно создать жесткую систему маркировки и контроля за ГМ-продукцией. По его словам, если бы в США существовала маркировка ГМ-продукции, то большинство граждан ее бы не покупало. По замечанию Виктории Колесниковой, известный мораторий Евросоюза хоть уже и снят' сыграл свою роль. Европейцы не торопятся приобретать продукты с ГМ-компонентами.

По словам директора Института физиологии растений РАН Владимира Кузнецова, адепты ГМ-пищи умалчивают о рисках и опасностях, которые несут до конца не изученные ГМ-технологии. И поэтому четкая и однозначная оценка биобезопасности новой продукции должна предварять ее выход на рынок. Пока в России такой системы нет.

У нас уже существует два ГОСТированных метода контроля ГМИ и одна аккредитованная лаборатория в Сергиевом Посаде, не считая еще 38 ведомственных. Оборудование одной лаборатории для количественного анализа на ГМО обходится в 150-300 тыс. евро, а стоимость одного анализа — от 200 до 500 евро. Однако система работает, и многие производители заинтересованы, чтобы их продукция тестировалась. Но вот о какой системе биобезопасности страны может идти речь, если с точки зрения закона она абсолютно не защищена? В мире все вопросы, связанные с ГМ-продукцией, жестко регулируются. Только на основе закона американские производители чипсов могут отказаться от использования в качестве сырья ГМ-картошки, а власти Сербии — выжигать целые поля при обнаружении на них трансгенных растений. Наверное, и у нас наводить порядок в применении биотехнологий следовало бы, начиная с закона…

Закон о биологической безопасности в России уже разрабатывается и есть рабочая группа по этому документу. Но вот когда он выйдет — неизвестно. А пока…


Поел грибочков — и помолодел

Парламентская газета, 22.10.2004, Евгений ПАНОВ

Человек вполне способен доживать до 120 лет, не утрачивая при этом здравого ума и жизненной активности. Так считает

Лидия Брагинцева, доктор фармацевтических наук, профессор, руководитель сектора биотехнологий и лекарственных средств Московской медицинской академии им. Сеченова, действительный член Международной академии научных открытий и изобретений.

ДОЛГОЛЕТИЕ становится очень модным, говорит Лидия Михайловна. По западным оценкам, правильное питание, правильная физкультура, фитнес позволят человеку жить 115 лет. В американской государственной программе продления жизни нынешнего (!) поколения значится срок в 110 лет. Но вообще-то это далеко не предел.

Когда человек собирал корни, травы, плоды, охотился на диких животных, ловил рыбу, он жил в среднем 35 лет. Научившись земледелию и животноводству, человек достиг рубежа 50 лет. Перейдя к индустриальному производству пищи и дополнив его профилактикой инфекций, санитарией, гигиеной и фармацевтикой — 70 лет. Сейчас, с наступлением эры биотехнологий, человек может спокойно преодолевать столетнюю черту. По-хорошему, говорит профессор Брагинцева, нацеливаться надо на 150 лет. Вполне реальной эту цель делают БАДы — биологически активные пищевые добавки.

Именно с их помощью американцы и предполагают выполнить свою национальную программу роста продолжительности жизни. Акценты в здравоохранении смещаются с лекарств на научно обоснованное питание.

Сейчас, по словам Брагинцевой, на мировом рынке представлено около 4 тысяч активных пищевых добавок. В чем-то все они похожи, так как сырьем для всех служит набор из 100-120 растений, все содержат набор из 20-30 витаминов и 20 микроэлементов. Биологически активные добавки дают организму недостающие субстанции, позволяют изменить течение генетически обусловленных болезней, а то и вовсе избежать их, отодвинуть пору старения и продлить жизнь в 2-2, 5 раза. Такие добавки, исправляющие наследственные дефекты, регулярно употребляют 80 процентов американцев, половина европейцев и… только три процента россиян. И это при том, что в биотехнологиях, используемых для производства БАДов, Россия, по оценкам независимых экспертов, опережает остальные страны примерно на 30 лет. Особенно в технологиях получения биологически активных субстанций из грибов.

На Тибете считают, что грибные субстанции увеличивают срок человеческой жизни в 2, 5 раза. В Монголии и Германии белые грибы считаются целебными, препятствующими росту опухолей, восстанавливающими состав крови. В Японии противоопухолевых препаратов из грибов выпускают на сотни миллионов долларов. Грибы широко используются в традиционной китайской медицине. И если Китай, славящийся качеством высокоэффективных лекарств из природного сырья, закупает в России грибную субстанцию, то это серьезная аттестация препарата. Он досконально изучен китайскими целителями и получил самые высокие оценки. В своем классе биологически активных добавок, по мнению китайских специалистов, ему просто нет равных в мире.

На изучение грибов и разработку препарата у Лидии Михайловны Брагинцевой и ее коллег ушло без малого 30 лет. Это была увлекательная грибная охота на лисички, шампиньоны, опята, сморчки… в общей сложности на 92 вида этих древнейших созданий, которые составляют около 90 процентов (!) биомассы нашей планеты, что свидетельствует о поразительной жизнестойкости грибов и великолепной системе защиты от агрессивного воздействия среды. Это натолкнуло на мысль использовать их для создания иммуномодуляторов. Почти десятилетний опыт использования грибных субстанций в виде БАДов и косметических кремов подтвердил, что иммунитет в самом деле повышается, вернее, нормализуется, потому что в иных случаях его, как ни странно, необходимо понизить, но этим удивительные свойства препаратов не исчерпываются. Они запускают, включают в работу те 70 процентов капилляров человеческого тела, которые обычно бездействуют, другими словами, значительно усиливают кровообращение в органах и тканях, очищают сосуды от склеротических бляшек, нормализуют уровень холестерина и глюкозы в крови (следовательно, препараты показаны при гипертонии, сахарном диабете, ишемической болезни сердца, инфарктах и инсультах, черепно-мозговых травмах и так далее).

А дальше, рассказывает Л. Брагинцева, происходят и вовсе удивительные вещи: люди начинают замечать, что их мозг приобрел какие-то новые свойства. Так и есть — под действием грибной субстанции активизируется правое полушарие. Это доказано экспериментально и проверено учеными на себе. Может быть, именно это свойство прежде всего и привлекло китайцев. Для них правая половина мозга имеет особое значение — китайская цивилизация правополушарная. Но и для нашей левополушарной цивилизации активизация правого полушария очень важна. Наше рабочее, логическое левое полушарие то и дело заходит в тупик, не справляясь с лавиной информации от внешнего мира: голова тупеет и не может найти выход из сложных жизненных ситуаций, человек впадает в состояние депрессии, которая нередко приводит к самоубийству. Прогнозы, причем официальные, здесь неблагоприятны. Депрессия настолько активно поражает население левополушарной части человечества, что смертность от суицида к 2020 году может выйти на второе место в мире после сердечно-сосудистых заболеваний. Так вот включение правого полушария — действенное средство от депрессий, поскольку именно оно заведует энергетической подпиткой мозга. Оно черпает энергию из резервуаров организма и перебрасывает ее в левое полушарие, а то находит выход из безнадежных ситуаций, с которыми не может справиться усталый мозг, отчаяние отступает, а с ним и мысли о суициде.

Лучшая антидепрессивная, антисклеротическая, нормализующая иммунитет субстанция в мире получается из подмосковных грибов, видимо, здешние условия — магнитное поле, гравитация, состав почв и прочее — им благоприятствуют. Они несут в себе наиболее сильный ген выживания. Этот ген или фермент заложен в грибах изначально. Выживать лучше их на планете, наверное, никто не умеет. Они существуют с тех пор, когда биосфера Земли еще не была разделена на растения и животных, и неизменно процветают. Как самый массовый и жизнестойкий вид, грибы в некотором смысле ответственны за всю биосферу Земли. Гриб, говорит Брагинцева, — банк веществ и элементов, необходимых для коррекции и поддержания других видов. Грибы, может быть, и созданы ради этого, в этом их предназначение, о котором мы только теперь начинаем догадываться. Может быть, их роль в планетарной эволюции — спешить на помощь видам, вымирающим раньше эволюционного срока (как-то , видимо, и происходит с людьми). В чем заключается помощь? Если совсем коротко — в нормализации. Извлеченная из грибов субстанция возвращает к норме все параметры органов и систем, которые от нее отклоняются. На ней записана программа нормальной жизнедеятельности психики и тела, иначе здоровья, выживания, долголетия. Глотая субстанцию в виде капсулки, вы эту программу запускаете, и спустя какое-то время (обычно восемь — восемь с половиной месяцев) сглаживаются инфарктные рубцы на сердце, восстанавливается речь после инсульта, а 80-90-летний человек начинает ощущать себя 40-летним. По всей видимости, программа эта очень древняя, изначальная, поэтому ее носителями могут быть лишь такие архаичные существа, как грибы — представители первичной биосферы планеты. На строгом научном языке проводимая ими реконструкция организма называется стимуляцией стволовых клеток — тех самых, что несут исходную «здоровую» информацию для каждого органа и ткани. А работа со стволовыми клетками — наше будущее. Причем уже наступающее, если не наступившее, говорит Брагинцева. В котором жизнь человеческая увеличится до 450 лет, а в пределе и до 800 лет.


Рецепт «выписывают» гены
У союзной программы «БелРосТрансген“ — солидные перспективы

Союз (приложение к газете Российская газета) , 21.10.2004, Андрей Бобок, МИНСК — МОСКВА

Цена вопроса

Сегодня мировой рынок продукции биотехнологий оценивается в 100 миллиардов долларов, причем большая часть приходится на Фарминдустрию. Самое динамично развивающееся направление — генно-инженерные лекарственные препараты, прежде всего на основе белков человека и животных. Большинство из них могут быть получены только с помощью биотехнологий. Причина такой популярности — в необыкновенной эффективности генно-инженерных лекарств. Например, использование проурокиназы — тромболитика четвертого поколения — снижает смертность от инфаркта миокарда в пять раз. Применение лактоферрина в 10 раз снижает заболеваемость гастроэнтеритами детей-“искусственников».

Годовая потребность Союзного государства в этом препарате -10 000 килограммов. Но при нынешних технологиях стоимость одной дозы (!) проурокиназы и лактоферрина составляет 1500 и 2600 долларов США. И для генно-инженерных лекарственных препаратов такие цены далеко не предел. Скажем, один грамм не имеющего обыкновенных аналогов фактора свертывания крови F-9 стоит 40 000 долларов США, а используемый для лечения гемофилии фактор свертывания крови F-8 — два миллиона девятьсот тысяч долларов США за грамм!

В настоящее время в мире разрешено производство 143 генно-инженерных лекарственных субстанций и 26 — на стадии получения разрешения. Расшифровка генома человека позволяет предполагать, что в ближайшее время будут открыты новые регуляторные белки человека и на их основе созданы лекарственные препараты нового поколения, начало производства которых можно ожидать через два-три года. Через 10 лет они возьмут на себя 15 процентов мировой фармацевтики, через 20 — заменят как минимум половину всех нынешних лекарственных средств.

Традиционно лекарственные белки человека выделяли из донорской крови.Ее дефицит, низкая концентрация белков явились причиной мизерного количества препарата. Кроме того, существует опасность инфицирования гепатитом и СПИДом.

Все коммерческие генно-инженерные лекарственные субстанции получают путем микробиологического синтеза. Тут масса проблем: микроорганизмы не могут осуществлять посттрансляционные модификации белков человека и потому не имеют нужной биоактивности, а также несут опасность аллергии у пациентов. Производство лекарственных белков человека в клеточных биореакторах дорого и нестабильно из-за мутирования клеток-продуцентов. Одним словом, страшная дороговизна и постоянный риск. Где же выход?

Оказывается, выход есть. Разработан новый способ фармпроизводства с использованием в качестве биореакторов так называемых трансгенных животных, продуцирующих с молоком лекарственные белки человека. Эта технология интенсивно разрабатывается в развитых странах. Способ экологически чистый и экономичный, поскольку связан не с капитальным и энергоемким производством, а с использованием трансгенных животных на сельскохозяйственных фермах. Количество продукции регулируется числом животных, сырье — обычные корма. Лекарственные белки человека полностью выделяются с молоком трансгенных животных, поэтому их здоровью ничего не угрожает. Экономическая выгода, которую могут дать трансгенные животные, в десятки и сотни раз выше, чем у других биологических систем. И чаще всего мировые фармакологические фирмы отдают предпочтение трансгенным козам. Причин здесь несколько. Козы более устойчивы к инфекционной патологии по сравнению с другими животными, их репродуктивный период и интервал между поколениями намного меньше, чем у крупного рогатого скота, среди которого к тому же сегодня распространены губчатый энцефалит, ящур, лейкоз. Это значит, что, используя трансгенных коз, можно начать получение лекарственных белков уже в ближайшие годы.

Насколько актуально для России и Беларуси получение доступных генно-инженерных лекарств — судите сами. Только в Беларуси с ее десятимиллионным населением ежегодно от сердечно-сосудистых заболеваний умирает более 75 тысяч человек. У каждого шестого жителя республики отмечается артериальная гипертензия, у 13 процентов — ишемическая болезнь сердца. Подобная ситуация и в России. И при этом производства в необходимом количестве препаратов нового поколения у нас пока нет. Но оно будет создано в рамках действующей союзной программы «Создание высокоэффективных и биологически безопасных лекарственных, препаратов нового поколения на основе белков человека, получаемых из молока трансгенных животных» — «БелРосТрансген».

Отечественные научно-практические достижения в этой сфере вполне конкурентоспособны с мировыми. В Институте биологии гена Российской академии наук проблемами получения трансгенных животных занимается научный коллектив высочайшей квалификации, и он уже выполнил огромную работу по клонированию представляющих интерес для фармпроизводства структурных генов человека. А участие в проекте Института животноводства Национальной академии наук Беларуси, имеющего специализированное подразделение по работе с эмбрионами и их трансплантации у сельхозживотных, позволит в полном объеме выполнить запланированные биотехнологические эксперименты по получению трансгенных животных.

Главная цель программы — создание научной основы и технологической базы для организации в Беларуси и России биопроизводства высокоэффективных и биологически безопасных препаратов нового поколения на основе использования трансгенных коз, продуцирующих с молоком лекарственные белки человека. В качестве первых разрабатываемых лекарственных белков определены проурокиназа и лактоферрин (их годовая потребность в мире оценивается в 6, 5 миллиарда долларов США). Биотехнология получения лекарств нового поколения состоит из нескольких этапов. Сначала — создание генных конструкций, обеспечивающих продукцию лекарственных белков человека и проверка этих конструкций на лабораторных животных. Затем получение и исследование на генной ферме первичных трансгенных животных. И, наконец, создание стада животных-продуцентов и промышленное получение молока, содержащего лечебные белки человека, которые в процессе дальнейшего фармпроизводства будут выделены из молока для приготовления лекарственных форм.

Как сообщили в представительстве Постоянного комитета Союзного государства в Минске, сегодня программа активно выполняется. Завершена реконструкция биотехнологической фермы, подыскивается персонал для ее обслуживания, готовится перевод туда животных. Проведены тендеры и готовятся контракты на поставку самого современного оборудования, найдены поставщики необходимых гормонов и реактивов, приобретаются необходимые препараты и инструменты. В конце октября — начале ноября нынешнего года уже планируются первые операции по трансплантации животным эмбрионов.

Среди текущих проблем — создание высокопродуктивного стада животных и некоторые другие, вполне решаемые в рабочем порядке. Что особенно важно — создание современной биотехнологической фермы коз не только позволит выполнить «программные» работы, но и избавит от стартовых расходов любые последующие проекты, в которых будет предусмотрено получение трансгенных животных этого вида. … … Парадоксально, но факт: в разработке и производстве новых «генетических лекарств» и лидеры фармакологии, и аутсайдеры находятся сейчас как бы в равном стартовом положении. Это значит, что если мы активно включимся в «соревнование», то вполне возможно, что в ближайшей перспективе собственными силами сможем обеспечить внутренние потребности в новых лекарствах и занять определенную часть пока только формирующегося рынка высоких генных технологий. Реализация первой в своем роде союзной программы позволит снизить цены на те же дефицитные сегодня проурокиназу и лактоферрин в 10-20 раз, сделав их доступными для каждого белоруса и россиянина. И это лишь начало. Научный и технологический фундамент, заложенный «БелРосТрансгеном», позволит в будущем не только спасти многие тысячи людских жизней, но и произвести настоящую революцию в отечественной фармацевтике. Ведь получение биологически активных лекарственных белков человека мировые ученые относят к числу наиболее перспективных технологий XXI века.


Ученые закрыли ворота для вируса СПИДа

Известия, 23.10.2004, Татьяна Батенева

В 25-летней борьбе со СПИДом одержана важная победа: создан препарат, который сможет остановить распространение смертельного вируса половым путем. Группа ученых из США и Швейцарии провела серию экспериментов на обезьянах, которыми однозначно подтвердила: лекарство работает.

Сегодня вирусом иммунодефицита человека заражено более 43 миллионов землян, 25 миллионов уже умерли от СПИДа. Большинство из них заразилось при половых контактах. Даже в нашей стране, где в течение последнего десятилетия заражались главным образом шприцевые наркоманы, смертельный вирус в последние годы все чаще передается половым путем. Защиты от этого пока не было, кроме полного воздержания или презерватива.

Но даже отсутствие случайных и незащищенных сексуальных контактов не было стопроцентно эффективным. А это значит, что заразиться от партнера может практически любой, включая добропорядочных граждан, никогда в жизни не имевших дело с наркотиками и случайным сексом. И вот обнадеживающая новость: созданный учеными микробицид (средство местного применения, убивающее возбудителей инфекции. — «Известия») успешно блокирует проникновение вируса иммунодефицита в организм.

Вирус поражает клетки иммунной системы. Чтобы проникнуть в них, он пользуется своим «ключом», который идеально подходит к «замку» на поверхности клетки. Роль замка выполняет рецептор под названием CCR5. Известно, что люди, у которых в результате генетических мутаций таких рецепторов мало, редко заражаются ВИЧ. Но к секретному «замочку» подходит и еще один «ключик» — человеческий белок RANTES. Ученые создали синтетический аналог белка, усилив его способность связываться с рецепторами на поверхности иммунных клеток в тысячи раз, а затем «посадили» его на специальный носитель-гель. Вагинальный препарат ввели самкам макаки-резуса, а через 15 минут ввели им же высоколетальную дозу вируса.

— Исследователи устроили своего рода «конкуренцию» между активизированным белком RANTES и вирусом иммунодефицита, — комментирует новость для «Известий» профессор Мансур Гараев, руководитель лаборатории биотехнологии НИИ вирусологии РАМН. — Вирус нацелен на поиск «ворот» в клетку, а они уже заняты молекулами белка, и попасть внутрь клеток он не может. В общем, идея остроумна и довольно быстро может быть доведена до реального препарата.

Из пяти обезьян, получивших максимальную дозу защитного препарата, не заразилась ни одна. Среди пяти тех, которым ввели среднюю дозировку, вирус инфицировал одну, из пяти макак, получивших минимальную дозу, -двух. Важно в экспериментах и то, что животных заражали не природным вирусом иммунодефицита обезьян, а его гибридом с вирусом иммунодефицита человека. Это доказывает, что схема защиты будет работать и с реальным ВИЧ. Правда, точно такие же эксперименты, какие были проведены на макаках, на людях провести невозможно — по этическим причинам. Зато вполне возможно проверить эффективность нового микробицида на волонтерах из групп высокого риска — проститутках, гомосексуалистах, наркоманах. Если в ходе испытаний в группе, применяющей микробицид, статистика заражений будет достоверно ниже по сравнению с контрольной группой, эффективность препарата будет доказана.

Правда, сегодня и подобные испытания все чаще становятся проблемой: проверять на людях новые препараты от СПИДа многие считают неэтичным, ведь для групп риска единственным надежным способом защиты служит презерватив, а испытания предполагают и незащищенный секс. Недавно в Камбодже власти запретили испытания одного из лекарств против СПИДа, так как в защиту проституток выступили местные женские организации. Но, с другой стороны, многие женщины нередко вынуждены вступать в незащищенные половые контакты, поскольку против презерватива возражает муж или клиент. А применение защитного геля может быть совершенно незаметно для партнера, что гораздо удобнее для женщин. Впрочем, более комфортным может оказаться такое средство и для мужчин.

Тем более что в случае с новым препаратом, считает профессор Мансур Гараев, вполне достаточно будет доказать его безвредность. То, что препарат не имеет побочных эффектов (например, не раздражает слизистую оболочку половых органов, как его предшественник микробицид но-ноксинол-9) , уже доказано. В экспериментах на клеточных моделях ученые также доказали, что свою эффективность защитный гель сохраняет в течение 24 часов.


Методы больших надежд
26-28 октября в Москве пройдет Международная конференция «Молекулярная медицина и биобезопасность»

Медицинская газета, 22.10.2004, Беседу вел Федор СМИРНОВ

С инициативой проведения конференции «Молекулярная медицина и биобезопасность» выступили Министерство здравоохранения и социального развития РФ, Российская академия наук и Российская академия медицинских наук. Эту идею поддержали в ООН и Международном научно-техническом центре, который выступил одним из спонсоров. Конференция должна проанализировать ситуацию в этой области и обратить внимание властей на угрозу, которую несет отставание России в развитии молекулярных технологий. Мы встретились с председателем организационного комитета конференции, ректором Московской медицинской академии им. И.М.Сеченова академиком РАН и РАМН Михаилом ПАЛЬЦЕВЫМ.

— Михаил Александрович, проблемы молекулярной медицины попали в поле зрения научной общественности всего 5-6 лет назад, но сейчас о них говорят во всем мире и связывают большие надежды…

— Действительно, это очень молодое научное направление, которое начало бурно развиваться после окончания расшифровки генома человека. Сам термин «молекулярная медицина» впервые ввел Л.Полинг более 30 лет назад. Сегодня в этом понятии объединены основные направления развития современной медицины — генная терапия и клеточная терапия, а также молекулярная диагностика, которая включает в себя генетические исследования. Идея ее в том, что каждая клетка имеет свои определенные белковые мишени для физиологически активных веществ, и основная задача — найти оптимальные белковые молекулы, которые будут воздействовать на эти мишени, при этом достигается излечение от той или иной болезни. Мы вплотную подошли к возможности лечения каждого конкретного больного с помощью самых современных методов молекулярной медицины. То есть реализовать на практике старый принцип российской медицины, провозглашенной около 200 лет назад на медицинском факультете Московского университета, -лечить не болезнь, а больного.

Известно, что в технологическом плане Россия значительно отстает от западных стран, но в плане научно-исследовательских работ и идей российские ученые находятся на достойном уровне. В нашей стране развитие молекулярной медицины началось с создания Центра молекулярной медицины при МГУ им. М.В.Ломоносова под руководством академика В.Скулачева, затем такой же центр был создан на базе С.-Петербургского государственного медицинского университета им. И.П.Павлова, а в структуре Московской медицинской академии им. И.М.Сеченова появился Институт молекулярной медицины.

— Другая тема конференции, напрямую связанная с проблемой молекулярной медицины, -это биобезопасность. Какие угрозы ей вы считаете сегодня наиболее серьезными?

— Эффективная санитарная защита границ Российской Федерации — это пример того, что эти проблемы долгие годы оставались в поле зрения руководства страны, Министерства здравоохранения и органов Госсанэпиднадзора. Но в мире постоянно возникают новые биологические угрозы, и для того, чтобы система адекватно на них отвечала, она должна подкрепляться соответствующими научными разработками. Проблема биобезопасности обострилась и привлекла дополнительное внимание после акта биологического терроризма в США — рассылки по почте спор сибирской язвы, вспышки атипичной пневмонии в странах Юго-Восточной Азии, происхождение которой не установлено по сей день — то ли это естественная мутация вируса, то ли следствие произведенных в лабораториях манипуляций. Этот же вопрос не снят и по поводу птичьего гриппа, который также возник в Юго-Восточной Азии и стал причиной гибели многих-людей. Угроза новой пандемии гриппа вполне реальна, ее предсказывают многие ученые.

Современная биотехнология шагнула так далеко, что в условиях небольшой лаборатории нанятый террористами ученый в состоянии получить культуру возбудителей, которые могут вызвать очень тяжелые последствия. Борьба с современными биологическими угрозами становится одной из самых важных государственных задач.

Они имеют много различных источников. Одна из них — это естественные инфекции, резервуары которых существуют в мире. Среди наиболее опасных инфекционных заболеваний — туляремия, чума, оспа, лихорадки Марбург, Эбола, вызывающие быструю гибель человека. Важная составляющая биоугроз — активная деятельность самого человека. Это, например, появление большого ассортимента генетически модифицированных продуктов, отдаленные последствия воздействия которых на организм человека неизвестны. Ухудшающаяся экологическая ситуация, вредные выбросы в атмосферу, парниковый эффект, вырубка лесов, осушение болот — все это нарушает привычную для человека среду обитания.

Для ответа на многие биологические угрозы методы молекулярной медицины казались наиболее адекватными. Это разработка различных вакцин, в частности ДНК-вакцин, и биологически активных веществ, которые вызывают быструю детоксикацию организма и блокируют в нем патогенный агент. Такая возможность появляется при воздействии на специфические рецепторы в организме человека.

Но, к сожалению, некоторые методы лечения могут стать объектами убийства. Приведу простой пример. Наиболее перспективное направление в борьбе со злокачественными опухолями — это влияние на апоптоз клеток, то есть их естественную гибель в организме человека. Механизмы, которые влияют на апоптоз, известны. Среди белковых молекул, участвующих в его регуляции, есть онкогены. С помощью правильно подобранных препаратов, их целенаправленного введения такой апоптоз можно вызвать в клетках опухоли и добиться излечения больного человека. Но если этот процесс вызвать у здорового человека, в его жизненно важных органах, то это уже будет орудием убийства.

— Российские ученые не раз пытались обратить внимание властей на необходимость приоритетного финансирования исследований по&


Новости и события
Первые роботы (ксеноботы) из живых клеток используют клетки лягушки
20.01.2020

Ученые из Университета Вермонта с помощью особых алгоритмов модифицировали стволовые клетки лягушки и создали из них первых «ксеноботов» – сгустки клеток, способные к самоорганизации и даже к транспортировке мельчайших грузов.

Создан революционный метод генной терапии
14.01.2020

Ученые из немецкого Галле-Виттенбергского университета разработали методику выполнения генной терапии прямо внутри тела, без предварительной работы с дефектными клетками в лаборатории.

Кирпичи из переработанного мусора в десять раз лучше обычных
23.12.2019

В дочерней компании Университета Хериота-Уатта создали новый экокирпич под названием K-Briq, на 90% состоящий из переработанных строительных материалов и мусора с места сноса старых конструкций.