ВТОРОЙ СЪЕЗД ОБЩЕСТВА БИОТЕХНОЛОГОВ РОССИИ ОБЗОР ПРЕССЫ / ЦЕНТРАЛЬНЫЕ СМИ

11.11.2004

Стволовые клетки — пока больше теория, чем практика

МП-Понедельник, 01.11.2004, Екатерина Соколовская

Ученые еще не успели выяснить, насколько эффективно использовать стволовые клетки человека для лечения болезней, а косметологи уже предлагают с их помощью омолодиться

Открытие стволовых клеток человека стало одним из трех самых значительных открытий в биологии, сделанных в XX веке. Два других — установление структуры молекулы ДНК и расшифровка генома человека. Однако именно стволовые клетки стали предметом для многочисленных спекуляций по поводу возможности их применения в практической медицине уже сегодня. Многочисленные косметологические клиники предлагают своим клиентам новую процедуру омоложения с использованием стволовых клеток самих же клиентов. Более того, в рекламных объявлениях приводят примеры успешно проведенных процедур на именитых пациентах.

Между тем специалисты в области биотехнологии утверждают, что им известно всего несколько отработанных технологий клинического применения стволовых клеток человека, выделяемых из костного мозга и периферической крови для лечения ограниченного числа заболеваний.

Откуда взялись эти клетки

В биологию термин „стволовая клетка“ ввел русский ученый Александр Максимов в 1908 году в Берлине на съезде гематологического общества. Следующей значительной вехой в исследовании этого научного вопроса стало открытие российскими специалистами Александром Фриденштейном и Иосифом Чертковым в 60-70-е годы прошлого века стволовых клеток крови. И по большому счету именно им принадлежит авторство в создании учения о стволовых клетках.

Однако интенсивное развитие этой науки началось с 1998 года, когда американские ученые Д.Томпсон и Д.Герхард выделили эмбриональные стволовые клетки.

Итак, что же это за клетки? Стволовые клетки — это популяция так называемых клеток-предшественников, обладающих высоким пролиферативным (способностью делиться) потенциалом и способностью к дифференцировке — развитию в зрелые, образующие ткани и органы клетки. Проще говоря, стволовые клетки — это та основа, из которой развивается весь организм. Так, зародыш целиком состоит из стволовых клеток, которые начинают постепенно дифференцироваться в клетки будущих органов и тканей.

Таким образом, во взрослом организме стволовых клеток гораздо меньше, чем в новорожденном. А так как они способны преобразовываться в клетки любых органов и тканей, во взрослом организме они выполняют регенеративную функцию. То есть в случае повреждения какого-нибудь органа стволовые клетки направляются к очагу бедствия и превращаются в клетки больного органа, способствуя его восстановлению. Именно это свойство стволовых клеток легло в основу разработки методов их применения в терапевтических целях.

Стволовые клетки делятся на эмбриональные и соматические. Эмбриональные выделяют соответственно из эмбриона на ранней стадии его развития. Соматические стволовые клетки — это клетки взрослого организма, которые присутствуют в основном в костном мозге, а также в периферической крови (крови, циркулирующей в организме) и в небольших количествах во всех органах и тканях.

Понятно, что лечение с использованием стволовых клеток в первую очередь сводится к их трансплантации. А значит, нужно определить основной источник стволовых клеток и способ их получения.

Клеточная терапия

Основные источники клеток-предшественников — фетальный материал (абортный) , пуповинная кровь, а также костный мозг и периферическая кровь. Использование феталь-ного материала — один из самых сложных путей, прежде всего по этическим соображениям. Другое дело кровь пуповинная — это едва ли не самый богатый источник стволовых клеток. Однако их последующая пересадка пациентам сопряжена со множеством проблем, главная из которых — совместимость донора и реципиента.

Эту проблему удается обойти при трансплантации больным их собственных стволовых клеток, полученных из костного мозга или периферической крови. Но и тут свои сложности. Для получения стволовых клеток из костного мозга требуется произвести многократные манипуляции под наркозом. А перед процедурой „добычи целебного материала“ из периферической крови необходимо стимулировать у пациента гемопоэз — кроветворение, чтобы получить требуемое количество стволовых клеток. А это вовсе небезобидная с точки зрения побочных эффектов процедура.

Вариант, близкий к идеалу, — лечение больного его собственными стволовыми клетками, полученными из пуповины при его рождении. Но пока правило сохранять стволовые клетки при рождении всех детей — перспектива весьма отдаленная.

Все эти детали — к разговору о степени отработанности технологии терапии стволовыми клетками. Для полноты картины следует добавить, что этот метод лечения пока только позволяет продлить жизнь больному. О полном излечении речи не идет.

Даже при условии, что человеку, страдающему серьезным заболеванием, удастся трансплантировать максимально подходящие ему по всем биологическим параметрам стволовые клетки, у медиков нет полной уверенности в том, насколько высокой окажется эффективность такой терапии. Поскольку это только в идеале стволовые клетки, попав в организм, должны стимулировать регенерацию поврежденных органов. Но может случиться, что на деле они окажутся бессильны, утратят свою восстановительную функцию или не приживутся. То есть стопроцентной гарантии успеха этот метод не дает.

Наконец, в настоящее время его официально применяют только для лечения весьма ограниченного числа болезней. Речь идет о трансплантации гемопоэтических (кроветворных) стволовых клеток в терапии онкогематологических и гематологических заболеваний, Другими словами, злокачественных и доброкачественных заболеваний крови.

Не вместо, а вместе…

Сейчас одним из основных показаний к применению стволовых клеток служит состояние больного после лучевой или химиотерапии,

Схема терапии стволовыми клетками в общих чертах такова, Опухолевое заболевание означает, что в организме больного человека есть злокачественные клетки, которые безостановочно делятся. Поэтому для победы над заболеванием необходимо остановить этот рост и убить „клетки болезни“. Медики применяют высокие дозы сильнодействующих химических препаратов или лучевую терапию. И чем выше доза, тем выше вероятность успеха. Однако в результате погибают не только патологические клетки, но и здоровые. И если погибнут клетки кроветворения, то кровь у больного после этого лечения не будет восстанавливаться. И вот тут-то и возникает прямое показание для применения гемопоэтических стволовых клеток.

Традиционно в таких случаях медики пересаживали больным их костный мозг, необходимое количество которого извлекали до химио- или лучевой терапии. Однако эта методика чревата тем, что собственный костный мозг больного человека содержит злокачественные клетки, которые снова доставлялись в организм вместе со здоровыми. Поэтому стали использовать технологию пересадки не костного мозга, а гемопоэтических стволовых клеток для восстановления больных после больших доз противораковой терапии.

В этом случае опять же может быть два технологических варианта. Во-первых, можно использовать донорские клетки, в числе которых нет злокачественных, если получится подобрать совместимые. Но даже в этом случае не всегда удается целиком застраховаться от возникновения реакции, называемой „трансплантат против хозяина“, когда клетки донора начинают атаковать гкани организма реципиента.

А во-вторых, применить собственные стволовые гемопоэтические клетки больного, из которых перед трансплантацией отбирают здоровые. Однако технология такой сортировки тоже не совершенна и не дает полной гарантии того, что в числе здоровых клеток не окажутся патогенные. Поэтому риск рецидива заболевания сохраняется, хотя и переносится на более поздний срок.

Таким образом, получается, что хотя открытие стволовых клеток организма и создает колоссальные перспективы прежде всего для лечения большого числа заболеваний, которые до сих пор казались практически неизлечимыми, но сегодняшним больным еще не позволяет рассчитывать на чудодейственные способы борьбы с недугами.

Тем более странными на этом фоне выглядят обещания, которые щедро раздают различные косметологические клиники, омолодить с помощью стволовых клеток любого, кто пожелает, за определенную денежную сумму.

Директор одного из московских банков стволовых клеток Артур Исаев подчеркивает, что, кроме метода лечения гемопоэтическими стволовыми клетками костного мозга и периферической крови ограниченного количества заболеваний крови, иных разрешенных к использованию для клинического применения технологий стволовых клеток сегодня нет. Что же касается остальных заболеваний и других стволовых клеток, речь может идти только о попытках клинических испытаний.

Применение этого метода в косметологии вызывает у специалистов очень много вопросов. У них нет ясного представления о том, какие процедуры предлагают косметологические клиники, обещающие омолодить пациентов стволовыми клетками, как нет уверенности в эффективности и безопасности используемых ими препаратов,

Кроме того, пока не изучены отдаленные последствия и возможные осложнения в результате клеточной терапии, стоит хорошенько подумать, прежде чем откликаться на рекламные заверения в омоложении новыми способами и методами.

***

Заболевания, при лечении которых используют гемопоэтические стволовые клетки
Злокачественные:
— острая лимфобластоэная лейкемия;
— острая миелогенная лейкемия;
— хроническая миелогенная лейкемия;
— юношеская хроническая миелогенная лейкемия;
— хроническая лимфоцитарная лейкемия;
— миелодиспластический синдром;
— неходжкинская лимфома;
— нейробластома;
— рак молочных желез.
Доброкачественные:
— идиопатическая апластическая анемия;
— анемия Фанкони;
— анемия Даймонда-Блекфена;
— талассемии;
— серповидно-клеточная анемия;
— амегакариоцитозная тромбоцитопения;
— х-связанный лимфопролиферативный синдром;
— тяжелые формы комбинированного иммунодефицита;
— дефицит адгезии лейкоцитов;
— синдром Костмана;
— синдром Барра;
— синдром Харлера;
— синдром Леш-Нихана;
— болезнь Понтера;
— остеопетроз;
— глобидно-клеточная дистрофия;
— адренолейкодистрофия.
Другие системные заболевания:
— резистентный ювенильный артрит;
— врожденные иммунодефицитные состояния;
— рассеянный склероз;
— болезнь Крона;
— коллагенозы (системные заболевания соединительной ткани) ;
— системная красная волчанка.


Нужен ли Украине клонированный таракан

Сегодня (Киев) , 01.11.2004, Анна Хоменко

Если мы хотим восстановить славу наших ученых, то должны изучать генетику катастроф

Валерий Глазко был единственным младшим научным сотрудником страны, который в 33 года имел две монографии.Валерий Глазко все время искал себя. Мечтал быть физиком-теоретиком и поступил на физфак Новосибирского университета. Но поняв, что новое время требует биологов, бросает физику и поступает в этот же университет на биологических факультет. Одновременно работает в Новосибирском институте сердечно-сосудистой хирургии. В Институт цитологии и генетики его приводит, казалось бы, прозаическая причина — нужна квартира для молодой семьи. А оказалось, так судьба ввела Валерия Ивановича в генетику.

КРУГОВОРОТ ДНК В ПРИРОДЕ

— Когда заходит речь о генетике и наших, мягко говоря, неуспехах в ней, мы безнадежно разводим руками — репрессировали же науку в СССР еще в 30-х годах. Сегодня она реабилитирована. Западные ученые делают открытие за открытием: расшифровали геном человека, переводят в формулы наследственность всего живого, модифицируют, клонируют… А мы?

— Генетику мало реабилитировать. Ее нужно хорошо финансировать, — вздыхает Валерий Иванович. — Вот мы с дочкой Галей создали учебники по генетике, словари, ставшие сразу библиографической редкостью. Но издаем на свои, вернее, Галины деньги. Спонсируют нас и иностранные сельскохозяйственные компании.

— Интернет постоянно сообщает об открытии множества генов — то энтузиазма, то алкоголизма, то первого вздоха младенца… Это правда или ученые просто „пиарятся“, чтобы получить деньги на исследования?

— И „пиарятся“ тоже. Однако у человека 36 тысяч генов и все они что-то делают в организме. Кстати, у круглого червя нематоды всего на 10 тысяч меньше.

— Значит, и у нее работает ген энтузиазма?

— Когда она ищет пищу, думаю, да, — улыбается ученый.

— Сейчас человек рассматривается как суперорганизм — гибрид человеческих и нечеловеческих клеток: бактериальных, грибковых, вирусных. Но если у нематоды, мыши, пеликана такие же гены, как у нас, то мы не только „одной крови“, но и почти одного генома. Может ли, скажем, нематода стать „нематодой разумной“ или просто алкоголиком?

— А ведь угадали! Был такой эксперимент. Мышам для утоления жажды ставили три чашечки — с обычной водой, физраствором и алкоголем. Те всегда пили воду, но когда им создали „городскую атмосферу“ с ее загрязненностью, мыши потянулись к алкоголю. Генетическая уникальность человека — миф. Клетки лишь стройматериал общего генофонда, и «круговорот ДНК в природе» проходит постоянно.

Молекулярная генетика — лишь путь к умению подражать живым объектам, — вступает в разговор Татьяна Теодоровна. — «Операции генной инженерии» происходят в природе постоянно. Так, бактерия, помогающая нам переваривать целлюлозу и спасающая от дисбактериоза, имеет более… 30 человеческих генов.

— Человек «скрестился» с бактерией?

— Бактерия «прихватила» себе наши гены, «про запас», — смеется Валерий Иванович.

— Говорят, в геноме живет много провирусов. Они «спят», но в любую минуту могут «проснуться» и принести смертоносные эпидемии, наподобие СПИДа.

— Да. Есть версия, что ВИЧ всегда жил в нас, а потом мутировал и приобрел патогенные свойства, которыми не обладал. Но скажите, после страшных эпидемий чумы, холеры, тифа, инфлюэнцы куда девались их вирусы? — вдруг задала мне «детский вопрос» Татьяна Теодоровна.

— Говорят, человек их победил… — робко сказала я, почувствовав подвох, хотя именно такой ответ давался в школьных учебниках.

— Маловероятно, чтобы человек смог победить вирусы. Просто выжили люди, ставшие устойчивыми к их действию. Для любого патогена смерть хозяина невыгодна. Убивает лишь новая инфекция.

— Значит, если не лечить СПИД, то через время люди все равно перестанут им болеть?

— Да. Уже сейчас известен феномен устойчивости к ВИЧ. Но невосприимчивыми люди могут стать поколений через 15. Не пройдет и 700-1000 лет, как после сплошной ВИЧ-инфицированности останутся лишь устойчивые к вирусу люди. А до этого все будут умирать.

— Генетики знают, какие из живущих в нас вирусов вскоре «озвереют» и эпидемии каких болезней принесут?

— Такие разработки нам неизвестны. Ясно одно: это будут вирусы, умеющие встраиваться в геном. Но их огромное множество…

— Знаете ли вы лаборатории, в которых могли бы создать вирус SARS или «птичьего гриппа», «омолодить“ старые вирусы?

— Зачем создавать, если они сами мутируют с огромной скоростью и в неизвестном человеку направлении? Мы изучать не успеваем.

ОВЦЫ-“БИОРЕАКТОРЫ»

Пока мы с Татьяной Теодоровной выясняли, стоит ли бороться с вирусами, Валерий Иванович «соорудил» чай с медом.

— Такой же я пил в 1994 году с Яном Вильмутом. Тогда я работал в Великобритании, в лаборатории университета города Бангор, куда меня пригласили для работы с геном многоплодности. Руководители сочли важным результат той работы и наградили двумя поездками — на празднование 125-летия журнала «Нейче“ и в Эдинбург к Вильмуту. В то время у него было две овцы-“биореактора», которые в молоко выделяли человеческий белок свертываемости крови, так нужный для лечения гемофилии. Меня поразили условия работы ученых: их заказы на реактивы, оборудование выполняются в течение суток… Даже овцам позавидовал: тогда мы жили в однокомнатной квартире втроем, а овечка Полли — одна в загоне, равном по площади моей 2-комнатной квартире сегодня.

— У нас есть кто-нибудь модифицированный или клонированный?

— Нет, конечно. В мире к этому есть глубокий государственный интерес, а у нас его нет. Однажды услышал от важного чиновника: «Зачем это нам?» Есть вопросы?

— А действительно, стоит ли гнаться за Западом?

— Смотря чего хочет государство. После I-й мировой войны изобрели танки и самолеты, которые были движущей силой во II-й мировой. После нее создали атомную бомбу, которая стала уже сдерживающим фактором III-й мировой войны. Во время «холодной войны» изобрели генное оружие.

— Грядет генетическая война?

— Или она будет остановлена.

— Может, нужно всем миром заставить правительство выделить деньги на модифицирование калины, прочтение генома таракана или клонирование мамонта?

— Вам мало тараканов? Впрочем, модифицированные, они могут стать генетическим средством борьбы с собратьями. Но пока в этой области мы можем только украсть чужое, но создать свое. Мы же разрушили образование.

— А как же китайцы смогли заняться клонированием?

— Они разослали молодежь учиться по всему миру. Знаете, что такое американский университет? Это заведение, где русскоязычные профессора читают лекции китайцам. Самое смешное, что это правда. И вот китайцы, сначала с американцами, прочитали геном свиньи. Теперь уже сами расшифровывают геном курицы. Они выигрывают на Олимпийских играх благодаря развитию диетологии, спортивной медицины и фармакологии, которую развили за короткий срок. А вот нам нужно заняться анализом устойчивого развития всего живого и популяционно-генетическими последствиями техногенных аварий и экологических катастроф.

ГЕНЫ ПАЛЬЦЕМ НЕ РАЗДАВИШЬ

Семья Глазко — внуки «врагов народа». Деда Татьяны Теодоровны расстреляли за ум: за ним было семь поколений учителей. А вот деда Валерия Ивановича — за происхождение, он был поставщиком молочных продуктов ко двору императора.

В 60-х годах украинский академик Лаврентьев приехал в Сибирь и основал под Новосибирском Академгородок. Он поставил гениальную задачу. Зная, что по разным медвежьим углам Сибири разбросаны судьбой дети «врагов народа», он организовывает олимпиады, чтобі выискать талантливых детей, у которых не спят гены их талантливых родителей. Так Валерий оказывается в летней физико-математической школе в Новосибирске, в среде лучших ученых страны.

— Говорили, что Лаврентьев выращивает «белую кость, интеллигенцию», — рассказывает Валерий Иванович. — А этих людей страна не принимала, хоть именно они могли вытащить ее из кризиса. Но в массовое сознание крепко внедрили ненависть к интеллигентам, которая подавила чувство самосохранения. Они создали страну с суицидальными наклонностями, что и случилось в 90-х годах. Сейчас эта страна продолжает выдавливать нас в мир — за ненадобностью.- Говорят, там наши ученые много получают, лучше живут…

— Происходит страшная вещь: они вынуждены работать в западной науке, построенной по другому принципу. Там задачу ставит работодатель, перечеркивая их творческое начало. Наших используют как «научных негров».

— Не загубим ли таким образом свой генофонд?

— Природа умнее нас — она защитит его. У славян всегда было концептуальное мышление: они, как и европейцы, пытались взглянуть на мир с высоты птичьего полета. А американцы «снизу» — с технологической стороны. Мы могли бы стать партнерами, но, похоже, теперь соединение теории и практики произойдет там, а не у нас.

— Гены пальцем не раздавишь? Тогда почему вы не уехали?

— Не знаю. Королевское научное общество приглашало меня остаться в Великобритании, но я надеялся, что в Украине начнется расцвет науки…

В НАС СИДИТ «ДВА СТРАХА»

— Скажите, на самом деле существует генетический страх, о котором говорят многие люди, пережившие репрессии? Может ли он передаться по наследству, как страх высоты, например?

— Это образ. Вы у Тани спросите, почему она боится стука в дверь.

— Когда я болею, то часто вижу страшный сон, — рассказывает Татьяна Теодоровна. — Спит вся семья: мама, папа, брат, сестра и я. Вдруг резкий стук в дверь, страшнее которого ничего не может быть. Я просыпаюсь в ужасе. Разговорившись с одной женщиной, при которой забирали ее родителей, узнала, что эти люди всегда дико стучали в дверь. Но я родилась позже, чем арестовывали деда. Видимо, на подсознании отложился страх старших, хотя говорить о тех событиях было не принято. А Галя почему-то боится военных. Однако я не считаю, что этот страх укоренился на генетическом уровне. Это социальная мимикрия. Люди понимают, что им без причины могут оторвать башку и они ничего не докажут: против лома нет приема. Вот и не лезут. Такое у нас культурное наследие.

— Культурное наследие?

— Конечно. А вы думали, что это только «рушник и гопак»? Мой дед говорил, что от Украины только это и осталось…

— У вас целая семья генетиков, за что вы жили во время перестройки?

— Это Галя. Во время перестройки она переводила романы с французского и английского, а мы на гонорар покупали реактивы и называли это домашним рэкетом. Сейчас она продолжает обеспечивать нас и страну информацией: в университетах США она бесплатна, а наши ученые должны платить издательству по $30 за статью. Для нас доступны лишь короткие аннотации о них да Интернет.

— Значит, «Читайте газету „Сегодня“ сегодня и всегда»? Мы тоже берем информацию из Интернета.

— Увы! А наука идет бешеным темпом. И когда нет людей, готовых к ее восприятию, получается то, с чего мы начали — облегченное понимание генетики: «Нашли ген лени?! Заблокировать его, пусть народ пашет!»

Супруги Глазко только что вернулись с симпозиума в Великобритании, где их доклады отметила симпозиума председатель доктор Джоан Бриджер. Она сделала оригинальный комплимент: «В вашей стране чувствуется недостаток современного оборудования, но он компенсируется изобретательностью ученых. Хорошо, хоть этим…

Татьяна ГЛАЗКО:

Социальный кризис привел к тому, что новое поколение научных управленцев считает — наши исследования 2-го сорта, а наука заключается в повторе сделанного за рубежом. Если ты скажешь: сделал новое исследование, никто не поверит. А если заявишь, что воспроизвел западную технологию, ты — герой. Это же чудовищно!

ГРУППОВОЙ ПОРТРЕТ

Мы в гостях у четы ГЛАЗКО. Валерий Иванович — доктор сельхознаук, профессор, завотделом молекулярно-генетических исследований Института агроэкологии и биотехнологии УААН. Для него „разговор у камина“, значит — у компьютера. С 7-8 утра и до „когда спать захочется“ он на работе. Издал уже два украинско-англо-русских словаря по генетике, учебники — всего 24 книги.

Его жена Татьяна Теодоровна — физиолог-биохимик, сейчас в том же институте работает над цитогенетикой животных. Она более эмоциональна, как каждая женщина, говорит быстро и много, но все раскладывает по полочкам так четко, что сложный вопрос сразу становится ясен. Сказываются гены: все ее родственники — учителя и преподавали, начиная от бурсы и кончая университетами.

Дочь Галя занялась биоинформатикой, но на Украине мало кто понимает, что это такое, поэтому она работает по контракту в США.


Разработанная в России вакцина против гриппа не уступает зарубежным

РИА „Новости“ — Приволжье (Нижний Новгород) , 03.11.2004

Разработанная в России вакцина против гриппа не уступает зарубежным. Такое мнение выразили представители медицинской общественности во вторник на пресс-конференции в РИА „Новости“.

„Наша вакцина сопоставима по своей эффективности с зарубежными. Кроме того, за счет снижения дозы антигена, она безопаснее“, — сказала главный врач клиники Института иммунологии Наталья Ильина, говоря о вакцине Гриппол, которую производит федеральное государственное предприятие „Научно-производственное объединение „Микроген“.

Данное предприятие является лидером в области медицинских биотехнологий и единственным производящим в России противогриппозные вакцины.

„Мы можем гордиться, что Россия — в числе девяти стран, производящих вакцину против гриппа“, — сказал руководитель лаборатории Института иммунологии Аркадий Некрасов.

В свою очередь академик РАМН Рем Петров отметил необходимость госзаказа на производство отечественной вакцины, напомнив, что его нет в России с 2000 года.

„Грипп относится к тем инфекциям, с которыми нужно работать в федеральном масштабе“, — сказал Петров, отметив, что „эта инфекция летит вместе с самолетами и едет на поездах“.

По данным Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, ежегодно в России прививаются только 10% населения. Экономический ущерб от гриппа в 2003 году составил свыше 24 миллиардов рублей, сообщила заместитель начальника управления эпидемиологического надзора службы Галина Лазикова.

Она также напомнила, что ответственность по закупке вакцины сегодня лежит на плечах регионов.

По общему мнению участников пресс-конференции, вакцину против гриппа необходимо внести в национальный календарь прививок. Для этого нужно внести изменения в федеральный закон об иммунопрофилактике инфекционных болезней.


Лаборатория будущего: Молекулярно-биологическая лаборатория открывается в Бишкеке

Вечерний Бишкек (Кыргызстан) , 03.11.2004, Эльза Ким 

Молекулярно-биологическая лаборатория открывается в Бишкеке. Она будет действовать при Институте инновационных технологий Кыргызского аграрного университета имени Скрябина (КАУ).

Новая структура появилась благодаря соглашению о сотрудничестве между КАУ и центром „Биоинженерия“ Российской Академии наук. О целях и предстоящих совместных работах с партнерами рассказывает директор института кандидат экономических наук Асель Садыкова:

— Документ о совместной деятельности подписан в начале года. Мы предоставляем помещение, а поставку оборудования осуществляют российские коллеги. В самое ближайшее время техника будет доставлена. Это блоки экспериментальных проб, термостаты, микроцентрифуга, автоматические пипетки-дозаторы и другие приборы.

По словам Асель Рысбековны, специалисты обеих сторон и студенты университета получают хорошую возможность для осуществления многоплановой научно-исследовательской деятельности. Кроме того, центр „Биоинженерия“ планирует обучение молодых ученых, проведение семинаров и конференций.

Как отметила руководитель института, биотехнология — это наука еще довольно молодая и основные работы развернутся в области молекулярной и микробиологии, биохимии, фармакологии, в сферах, изучающих производство экологически чистой продукции.


Голосуют… Стволовые клетки

Медицинская газета, 03.11.2004, Сергей Перепелица

По мнению ученых, стволовые клетки таят в себе большие возможности. Но использование клеток, извлеченных из человеческого зародыша, неизбежно порождает вопросы: когда начинается человеческая жизнь и в чем состоят цели науки?

Карри Гордон Эрл — специалист по вопросам биологической этики ВОЗ говорит, чтобы понять суть споров вокруг исследований стволовых клеток, надо учесть, что ученые работают с клетками, получаемыми из различных источников. Развивая эту мысль, директор Центра биотехнологии и будущего человечества при Иллинойском технологическом институте Найджел Камерон поясняет:

— Споры идут исключительно вокруг стволовых клеток зародыша. Использование стволовых клеток взрослого человека не вызывает никаких этических проблем — взрослые клетки могут применяться для лечения многих болезней. Но для фундаментальных научных исследований необходимы стволовые клетки зародыша. И вот тут возникает этическая проблема, так как для извлечения таких клеток из зародыша его нужно убить. В последние 30 лет были найдены способы искусственного создания зародышей с целью их последующего уничтожения. Но это вызывает возражения у многих. В марте Канада ввела закон, согласно которому клонирование зародышей для получения стволовых клеток считается уголовным преступлением. Во Франции с июля эти действия наказываются 7 годами тюрьмы.

В 2001 г. президент Буш разрешил исследовать зародышевые стволовые клетки, используя существующие колонии клеток, созданные для экспериментов. Однако интерес к этой проблеме вспыхнул с новой силой после кончины экс-президента Рейгана, страдавшего болезнью Альцгеймера. Его вдова Нэнси Рейган открыто выступает за расширение масштабов исследования стволовых клеток, а сын президента Рон обратился к делегатам съезда Демократической партии с призывом отменить введенные президентом Бушем ограничения.

По мнению Карри Гордона Эрла, аргументы Рона Рейгана внесли в этот вопрос путаницу. Пресса, комментируя его речь, особо выделяла аспект о федеральном финансировании исследований стволовых клеток. В действительности правительство ассигнует средства на такие исследования. Но Рон Рейган говорил не о клетках, а об изъятии их из кожи человека и последующем использовании их для клонирования. Некоторые решили, что он выступает за использование взрослых стволовых клеток, хотя речь шла совсем о другом процессе — клонировании. Многих это сбило с толку.

Кандидат в президенты от Демократической партии Джон Керри обещал отменить введенный Бушем запрет на финансирование исследования зародышевых клеток из новых колоний.


Еда, надежная всегда!

Собеседник, 03.11.2004, Екатерина Семенова

Пока в Европе и США „зеленые“ негодуют из-за негуманного обращения с животными в научных лабораториях, все человечество медленно, но верно превращается в одну большую лабораторию. Да-да, на нас ставят опыты с генетически модифицированными продуктами. Россия поспешила широко распахнуть ворота для „троянского коня“ генной инженерии. Непортящиеся помидоры, нетающий шоколад и прочие „чудеса“ уже вовсю радуют покупателей на российских прилавках. Что же скрывается за красивым товарным видом?

Каждый раз, закупая продукты, мы словно гуляем по минному полю: как поступить с товарами, в которых используются трансгенные крахмал, картофель, кукуруза, белок сои? Брать или не брать такие кетчупы, колбасы, чипсы и детские смеси? Пока отечественные ученые не готовы дать однозначного ответа на этот вопрос.

Ученые разделились на два лагеря: приветствующие это направление и выступающие категорически против. Но против не как метода исследования живой природы, а его практического использования немедленно, сейчас и навсегда. Они не согласны с экспериментами на людях. Научные данные и мировая литература говорят о том, что использование биотехнологий — дело относительно рискованное. Нужно слишком многое проверить, прежде чем уверенно заявлять, что ГМО (генетически модифицированные объекты) безопасны для здоровья человека.

Хорошенькое дело, даже ученые мужи не в состоянии разобраться, а как быть нам, потребителям? Радует, конечно, что сегодня продукты с ГМО производители обязаны маркировать. Да вот только шрифт у таких пометок мелковат, да и неясно, чего ждать от трансгенов.

Несомненное достоинство ГМ-продуктов — их дешевизна. Биомасса ГМ-овощей гораздо больше, а значит, и урожай с одного поля будет в три раза выше. Трансгенным овощам и фруктам можно привить любые качества — устойчивость к внешним воздействиям, вкус, цвет, — пересадив их, к примеру, от какого-нибудь животного. Так, уже сегодня в России продают помидоры с привитым геном рыбы. Это чтобы томаты были морозоустойчивыми. А рыбам, которые поделились своим геном с овощем, не так давно встроили ген роста. Помогло: рыбешка растет быстрее, но она … позеленела.

С картошкой тоже поэкспериментировали вдоволь, чтобы наконец побороть зловредного колорадского жука. Насекомое поначалу отступило. Биологи знают, что колорадский жук своего рода санитар картофеля: когда картошка не болеет, он на нее не идет. Значит, и ГМ-картофель здоровый, скажете вы. Нет. Просто жуку потребовалось время на привыкание к «новому сорту“. Теперь земная фауна получила жука, устойчивого к искусственной картошке. Что получат наши потомки в результате усиленного поедания жителями планеты трансгенов — неизвестно.

Что касается болезней, то говорить о воздействии трансгенов на человека пока сложно. Эти продукты появились в США относительно недавно, и пока мало конкретных наблюдений, баз данных, которые позволили бы ученым делать определенные выводы. Но на животных такие испытания проводились. ГМ-картофелем кормили опытных крыс и мышей, после чего у них обнаружили значительные изменения в головном мозге, пищевом тракте, составе крови, весе печени и ее патологические отклонения. Также уменьшился вес тела животного в целом.

Самый популярный на сегодняшний день трансген — генетически модифицированная соя. За последние 10 лет ее импорт в Россию увеличился в 100 раз. Сою используют в качестве ингредиента при производстве многих продуктов питания. Ее добавляют в колбасы, сосиски, паштеты, конфеты и даже детское питание. Безусловно, модифицированную сою выгоднее всего использовать в производстве мясных изделий. Продукт генных инженеров на порядок дешевле натурального белка обычной сои. Однако последняя выставка Мясного союза доказала, что не все мясокомбинаты готовы рисковать здоровьем потребителей ради прибыли. Например, продукты Останкинского мясоперерабатывающего комбината с начала этого года абсолютно свободны от искусственно измененного белка сои. На комбинате даже оборудовали специальную лабораторию для проверки сырья на «генетическую чистоту».

— Кроме того, мы вступили в Общенациональную ассоциацию генетической безопасности, которая также контролирует нашу продукцию, — рассказал генеральный директор ОМПК Михаил Попов. — Мы отказались от использования ГМ-сырья просто потому, что безвредность трансгенных продуктов не доказана. А оказаться в роли, например, фармацевтов, которые в свое время продавали в аптеках наркотики в составе лекарств для свободной продажи, нам бы не хотелось. Комбинат слишком дорожит своей репутацией. Поэтому подождем лет 10 до того времени, как клинические испытания ГМ-продуктов получат представительную статистику.

Признаться, позиция руководителя предприятия подкупает. Думаем, никто не рискнет поспорить с девизом Останкинского мясокомбината: «Очевидная уверенность». Именно эту уверенность производители вкусных сосисок и колбасок противопоставляют вероятной опасности от генетически модифицированных продуктов питания. Кстати, с недавних пор ОМПК маркирует свою продукцию значком «Генетически безопасный продукт», что и рекомендует делать всем производителям, уверенным в натуральном происхождении сырья.


Инновации: И путь известен, и стельки есть… Идти надо!

Приамурские ведомости (Хабаровск) , 03.11.2004, Евгений Галушко

Вряд ли уже можно найти знакомого (хотя бы в общих чертах) с экономикой человека, который не был бы убежден: поставленная Президентом России Владимиром Путиным задача удвоения ВВП не решится без привлечения энергии малого бизнеса и выхода экономики на качественно новый уровень. А этот уровень невозможно обеспечить без широкого внедрения инноваций.

Инновации создаются на основе научных изысканий, открытий и разработок. И Дальний Восток имеет достаточный потенциал для инновационного пути развития, что отвечает как общероссийским, так и региональным интересам. На заседании совета по научно-технической и инновационной политике при полпреде президента РФ в ДФО, посвященном региональному компоненту этой политики, отмечалось: 32 научных учреждения ДВО РАН, 25 отделений НИИ, 30 специализированных КБ, 39 вузов, 30 тысяч сотрудников НИИ и вузов, более 800 докторов наук и более 4 тысяч кандидатов наук выдают в год более 5000 научных публикаций и защищают более 350 патентов — это ли не база для роста инновационной активности? По 70 — 90 разработок для внедрения ежегодно! Да еще в каких направлениях! Новые материалы, машиностроение, биотехнологии, химия, морские технологии, очистка воды.

Только за 2003 год десять региональных разработок получили признание в виде высших наград на общероссийском уровне, в том числе и разработка Института водных и экологических проблем в Хабаровске по стелькам на основе сфагнумных мхов. Есть и прямая связь с передовым производством. К примеру, соглашение о сотрудничестве ДВО РАН и КнААПО привело к разработке и внедрению на предприятии, значение которого для нашего края и региона подчеркивать излишне, нескольких новых технологических процессов.

Так почему же столь потенциально мощный импульс остается большей частью как бы «вещью в себе», не принося ощутимого экономического эффекта? По мнению председателя президиума ДВО РАН Валентина Сергиенко, преобразование дальневосточного хозяйственного комплекса, основу которого составляют оборонные предприятия, в высокотехнологичное производство невозможно без выработки стратегических приоритетов, специализированных программ и руководящей роли структуры межрегионального уровня. И нужны, как выразился Валентин Иванович, мегапроекты — такие, как планируемый в акватории от Камчатки до Хасанского района Приморского края морской биотехнопарк.

Отмечался на заседании и опыт Хабаровского края — в инновационном разрезе наш край лидирует по ряду позиций. Правда, в общероссийских инновационных рейтингах мы находимся между 20 и 50 местами. Причины этого, как отметил заместитель председателя правительства, министр экономического развития и внешних связей Хабаровского края Александр Левинталь, в неиспользовании имеющихся возможностей. При наличии основ правового обеспечения и ежегодно удваивающих объемы своего производства инновационных фирм край пока явно недорабатывает и с точки зрения вузовской науки, и с точки зрения внедрения готовых разработок. Поэтому сейчас в правительстве проводится реорганизация управления науки с упором на развитие именно инновационного направления.

А о том, как можно выстроить отношения между наукой и бизнесом, рассказал председатель комитета по науке и инновационной политике администрации Томской области Сергей Мельниченко. Этот субъект Федерации — признанный общероссийский лидер в данной сфере, и его опыт весьма заинтересовал дальневосточников.

Суть в следующем. Между наукой и производством здесь создан тонкий слой людей, переводящих язык ученых на язык бизнеса. И вузы готовят уже не просто инженеров, а технических менеджеров с навыками инновационного управления, которые организуются в офисы коммерциализации, в «дочки“ при имеющемся производстве и в другие структуры, многие из которых становятся затем отдельными юрлицами. Вопросы финансирования инновационного процесса решаются привлечением бюджета в виде гаранта для банков и субсидирования банковской ставки, а также в виде венчурного кредитования. Вопросы раскрутки решаются в созданных бизнес-“инкубаторах» (на базе вузов создаются малые предприятия из числа ученых, студентов) , и «оперившиеся» структуры инновационного бизнеса выпускаются в рыночную стихию не обособленными, а как минимум информационно связанными с уже действующими аналогичными структурами. А в последнее время здесь начали практиковать бизнес-триады: студенты вузов еще во время учебы формируются в команды «менеджер — маркетолог — экономист“, и практически готовая бизнес-структура из вчерашних выпускников вступает в жизнь готовой сказать свое слово в инновационном бизнесе.

Результат: принятые областной программой приоритеты инновационного развития (то есть с долей инновационного производства в общем экономическом росте 50 и более процентов) исправно выполняются. А некоторые разработки — Сергей Владимирович назвал разработки радиорелейных систем, программное обеспечение обработки цифрового телевизионного сигнала, наноструктурные порошки — имеют международное признание и востребование.

Выступавшие, кстати, отмечали: как таковой малый бизнес вряд ли способен стать базой для инновационного пути развития — не потянет финансово. Но вот развивать инновационное производство путем развития основанного на нем малого бизнеса (почувствуйте разницу!) можно и нужно. А уж если в инновационном развитии заинтересовано крупное предприятие, то помощь малых бизнес-форм будет ему как нельзя кстати. И кто первый протянет таким формам свою руку помощи, тот выиграет время у конкурентов, а значит, и их деньги.


“Дюпон» — КЧХК: Партнерство лоб в лоб?

Вятский край (Киров) , 03.11.2004, Евгений Жуйков

СП С «АКУЛОЙ ИМПЕРИАЛИЗМА»

ДЛЯ СВЕДЕНИЯ. «Дюпон» -транснациональная корпорация, основанная в США в 1802 году. Известна, как родоначальник американского атомного проекта, является лидером в производстве химических материалов, биотехнологиях и т. д. Ежегодно вкладывает более миллиарда долларов в научные разработки.

1993 год стал, казалось, поворотным для КЧХК: было создано совместное российско-американское предприятие «Кирово-Чепецк Дюпон Флюоропродакшн», целью которого провозглашалась интеграция химкомбината в «дюпоновские» структуры. Тогда гости из-за океана проявили неподдельный интерес к гиганту нашей химиндустрии, ведь и КЧХК немало сделал для ядерной мощи, для обеспечения космических приоритетов СССР. Правда, ко времени установления прямых контактов с «Дюпоном» комбинат растерял госзаказы. Но сотрудничество с американцами обещало преимущественное проникновение вятской продукции на мировой рынок, расширение производства фторполимеров.

Увы, сотрудничества не получилось. Нестабильность российской экономики, ее законодательной базы, перетряски в управленческой верхушке КЧХК -все это привело к тому, что американские партнеры отказались от своих договорных обязательств. И совместное предприятие, существовавшее фактически на бумаге, почило в базе.

4 сентября этого года комиссия Европейского сообщества начала антидемпинговое расследование в отношении поставок в страны Евросоюза фторполимерной продукции из России и Китая. Среди инициаторов -корпорация «Дюпон», а крупнейший поставщик -Кирово-Чепецкий химкомбинат

«АКУЛА» ИДЕТ В АТАКУ

ДЛЯ СВЕДЕНИЯ. Демпинг -это продажа товаров на внешних рынках по ценам более низким, чем на внутреннем рынке.

«Дюпон» инициировал вместе с компаниями «Солвей» и «Дайнеон» антидемпинговое расследование, обвинив в демпинге российских производителей фторполимеров частности, КЧХК, на долю которого приходится 70 процентов этой продукции, выпускаемой в стране). Поэтому коллектив химкомбината в положительном для себя разрешении данной ситуации заинтересован больше других. Чем и была обусловлена недавняя пресс-конференция руководителей предприятия.

Так, зам. генерального директора по коммерческим вопросам Сергей Михеев пояснил, что фторопласты -это высокотехнологичный продукт, до 200 тонн которого комбинат ежемесячно поставляет за рубеж в виде порошка -это порядка 33 -35 процентов европейского рынка. И рынок этот может для нас оказаться закрытым.

Вот почему руководство КЧХК предпринимает все возможные меры, чтобы отстоять в ходе расследования свои права. В упомянутую комиссию ЕЭС направлены необходимые документы, привлечены швейцарские юристы, имеющие опыт участия в подобных процессах. Проинформирован губернатор-председатель правительства Кировской области Н. И. Шаклеин, который поручил своему заместителю Э. А. Носкову курировать эту работу. Кроме того, подготовлено соответствующее обращение в адрес премьер-министра Михаила Фрадкова, в Совет безопасности РФ, так как речь о стратегически важной продукции, обеспечивающей валютные поступления. Здесь требуется государственная поддержка, как это делается в Китае.

КИТАЙЦЫ УХОДЯТ ИЗ ЕВРОПЫ

ДЛЯ СВЕДЕНИЯ. Еще три года назад доля КНР в торговле фторполимерами не превышала в Европе 1, 2 процента, а ныне достигла уже 14 процентов. Согласно государственной программе развития в 2010 году Китай должен выпустить 25 тысяч тонн относительно дешевых фторполимеров.

Основное сырье для данного производства -плавиковый шпат -добывается в самом Китае и в Монголии. Россияне завозят его из Монголии, неся немалые транспортные расходы. К тому же китайские производители ощущают серьезную помощь правительства в виде ряда дотаций. И они приняли простое решение, как прозвучало на пресс-конференции, не участвовать в антидемпинговом расследовании комиссии ЕЭС, более того -отказаться от поставок фторопластов в Европу, тем самым явно усилив конкуренцию на рынках Юго-Восточной Азии. Они вполне могут вытеснить нас и оттуда. Но пока российская, то бишь вятская, фторполимерпродукция более приличного качества, да и взаимоотношения с китайскими «товарищами» удерживаются в рамках правового рыночного поля. Но это пока.

ЦЕНОВЫЕ НОЖНИЦЫ ПРОТИВ «ДЮПОНА»

ДЛЯ СВЕДЕНИЯ. Внутренние потребности России во фторопласте, а точнее -в политетрафторэтилене (ПТФЭ) , примерно 100 тонн в месяц. До такого объема может упасть его производство на КЧХК, если закроются европейское и азиатское «окна». Как следствие -сокращение рабочих мест, а городской и областной бюджеты недосчитаются десятков миллионов рублей.

И предпосылки для серьезных опасений уже есть: в октябре антидемпинговую пошлину на ввоз российского ПТФЭ ввела Индия, а ее основной импортер, разумеется, «Дюпон».

Впрочем, и «Дюпону» укрепление позиций в Европе не обернется «легкой прогулкой». Ибо антидемпинговая процедура предусматривает соблюдение интересов всего экономического сообщества. Переработчики из Германии, Великобритании, Франции, Италии заинтересованы в сотрудничестве с вятскими поставщиками. Они с пониманием относятся к сложившейся ситуации и обратились с письменным заявлением в комиссию ЕЭС о готовности продолжения с нами делового диалога.

«Дюпон“, конечно, точно выбрал время для атаки, когда на химкомбинате очередная смена руководства, когда ожидается аукцион по продаже контрольного пакета акций и пока не определился основной собственник предприятия. Вот почему флагману отрасли нужна поддержка на государственном уровне -проблема-то государственного масштаба.
г. Кирово-Чепецк.


»Куда ж нам плыть? «В Киеве состоялся II Национальный конгресс по биоэтике

Медицинская газета, 05.11.2004, Болеслав Лихтерман, спец. корр. „МГ“. Киев — Москва.

В работе II Национального конгресса по биоэтике, организованного Национальной академией наук Украины (НАНУ) , АМН Украины (АМНУ) и комиссией по вопросам биоэтики при Кабинете министров Украины, приняли участие более 600 человек (врачи, философы, юристы, экологи, религиозные деятели и т.д.) из более чем 20 государств, включая страны СНГ, Западной и Восточной Европы, США. Девизом конгресса были выбраны слова Франсуа Рабле: „Наука без совести опустошает душу“. На церемонии его торжественного открытия, состоявшейся в Большом зале Национальной музыкальной академии, выступили президент НАНУ академик Борис Патон и президент АМНУ академик Александр Возианов. Вступительный доклад „Биоэтика в Украине: состояние и перспективы“ сделал вице-президент АМНУ академик Юрий Кундиев.

Край подопытных кроликов

Работа конгресса проходила на пленарных и параллельных секционных заседаниях. Одно перечисление их названий уже дает представление о диапазоне затронутых проблем: философско-антропологические аспекты современной биоэтики, биоэтика и право, этика в науке, этические аспекты клинического использования стволовых клеток, биоэтика вспомогательных и репродуктивных технологий и профилактики врожденных дефектов развития, этические аспекты клинических испытаний и регистрации новых лекарственных средств и медицинских технологий, этические аспекты клинической практики, интеграция биоэтики в политику государственного и частного секторов, эксперименты на животных и альтернативные методы исследования в биологии и медицине, экологическая этика и безопасность сельскохозяйственной продукции, формирование личности в контексте биоэтики, биоэтические аспекты универсального йодирования соли в Украине.

Как отметил один из организаторов конгресса кандидат медицинских наук Петр Витте (Институт медицины труда АМНУ, Киев) , около 40% всех клинических испытаний в мире проводится в странах СНГ, а еще 40% — в развивающихся странах. Насколько этично использовать пациентов этих стран в роли подопытных кроликов, которые зачастую не могут понять и грамотно заполнить формы информированного согласия, не имеют альтернативных способов получения квалифицированного лечения и не будут в состоянии приобрести испробованные на них лекарства в случае, если испытания окажутся успешными? Выходом является стандартизация биоэтической экспертизы. В рамках конгресса состоялся международный семинар форума комитетов по этике государств — участников СНГ, посвященный разработке рекомендаций по применению стандартных операционных процедур (СОП) в этической экспертизе биомедицинских исследований, а также учебный семинар по биоэтике для членов этических комитетов, проведенный сотрудниками Иллинойского университета (Чикаго, США).

Возлюби дальнего

При всей важности процедурных вопросов работы этических комитетов не были забыты и философские основы биоэтики. Так, профессор Валентин Кулиниченко (КМАПО, Киев) выступил с докладом „Любовь к дальнему как принцип биоэтики“. Предложенное Фридрихом Ницше понятие любви к дальнему трактуется Кулиниченко как любовь к любому проявлению жизни.Христианский же принцип любви к ближнему объявляется устаревшим. Ведь это означало бы, например, возлюбить террористов, захвативших школу в Беслане. Биоэтика рассматривается не только как часть практической философии, но и как особое мировоззрение. По существу, она провозглашается как новая форма религии, взаимодействующая с христианством, но отличная от него. Являются ли ближними животные, растения, микробы, вирусы? Кого считать дальним? По мнению Кулиниченко, это понятие охватывает любое проявление жизни. Отсюда логически вытекает, что принцип любви к дальнему включает в себя любовь к ближнему. Можно соглашаться с докладчиком в том, что персонализм имеет недостатки и ограничения, но трудно понять философа и психиатра, ставящего знак равенства между человеком и тараканом.

Выступление профессора Валентина Чешко (Харьковский национальный университет) было посвящено социально-этическим коллизиям техногенной цивилизации.Как отметил докладчик, генная инженерия и биоэтика совпали по времени появления (начало 70-х годов). Ключевым понятием здесь является биовласть (термин, предложенный французским философом Мишелем Фуко). В Средние века речь шла о власти хозяина над жизнью и смертью вассала. Сейчас, казалось бы, увеличивается индивидуальная свобода, ослабевает нормативная база, но появляются новые механизмы власти в виде рекомендаций, ссылок на научную объективность и достоверность, происходит коммерциализация биовласти (разнообразные диеты, бодибилдинг). Рождение биоэтики Чешко связывает с тем, что биополитика нуждается в методологической базе. Биоэтика — это методология биополитики. Евгеника, пытавшаяся изменить биологическую природу человека, отвергнута. Однако современные биотехнологии, считает Чешко, более изощрены, а потому и более опасны.

Президент Украинской ассоциации по биоэтике кандидат биологических наук Светлана Вековшинина (КМАПО, Киев) выступила с докладом по глобальной биоэтике (тема недавнего международного симпозиума в Киеве — см. „МГ“ N 50 от 02.07.04). Главной проблемой С.Вековшинина считает расширение пределов биоэтики. Можно ли выделить ее как область профессиональных занятий? Как лишний раз продемонстрировал данный конгресс, биоэтикой может заниматься


Новости и события
Ученые из Башкирии разработали мороженое с пыльцой и прополисом
30.07.2020

В Башкирском государственном аграрном университете разработали необычный десерт – молочное мороженое, обогащенное пчелиным прополисом и пыльцой.

Минвостокразвития России организует систему мониторинга вечной мерзлоты
30.07.2020

Минвостокразвития России оценит экономические риски и негативные последствия деградации вечной мерзлоты.

Новостной дайджест Ассоциации БиоТех2030
23.07.2020

Новости биотехнологической отрасли за июль 2020 г.